10
Августа Среда
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

Линия напряжения

1 декабря 2006, 19:53

Обострение ситуации на таджикско-узбекской границе выгодно только политикам
2006 год в плане таджикско-узбекских отношений выдался очень напряженным. Серия столкновений на границе, включая применение оружия, экономическое давление узбекской стороны на Таджикистан, резкие заявления таджикского руководства в адрес Ташкента…Почему спустя несколько лет затишья в двухсторонних отношениях между двумя столицами вновь пробежала черная кошка?
Объективно отношения между странами еще с момента обретения независимости были не идеальными. Сразу после начала гражданской войны в Таджикистане узбекские власти крепко запахнули границы и стали выжидать наблюдательную позицию.
Затем пришел черед выхода на сцену узбекского оппозиционера номер один Джумы Намангони и возглавляемого им Исламского движения Узбекистана. Вытесненные из РУ, боевики ИДУ и их семьи нашли приют в горах Каратегинской долины, в зоне влияния таджикской вооруженной оппозиции.
Ташкент посчитал, что поддержку их врагам оказали официальные власти РТ и в ответ провели массовое минирование границ, ввели запрет на пересечение границы частного транспорта из Таджикистана, а вскоре такой же приют, теперь на узбекской территории был предоставлен мятежному полковнику Махмуду Худойбердыеву.
Последовала многолетняя череда взрывов на минных полях мирных граждан, в основном таджикских, введение визового режима, вторжение М. Худойбердыева в Согдийскую область. Казалось, что отношения между странами достигнут предела накала, однако пришло 11 сентября 2001 года, которое изменило не только мир, но и ситуацию на таджикско-узбекской границе.
Гибель Дж. Намангони и разгром ИДУ в Афганистане, разгром последних сил непримиримой оппозиции в РТ, создание военной базы США в РУ, и создание российской военной базы в Таджикистане – все это успокоило руководство двух стран. Они сосредоточились на своих внутренних проблемах, и заморозили отношения. Теперь же, похоже, ситуация вновь накаляется.
Сперва прошла череда шпионских задержания и выдворений граждан обеих государств на сопредельные территории. Дошло до такого абсурда, что в Узбекистане арестовывали наших «шпионов-дехкан», удалившихся от своего дома на несколько километров вглубь узбекской территории, а из Таджикистане на родину были депортированы узбекские студенты, которые скромно себе сидели в общежитии.
На прошлой неделе произошел очередной, не первый за последние месяцы инцидент на границе. Таджикские пограничники убили одного из узбекских коллег. По мнению узбекской стороны, он был просто хладнокровно расстрелян, что Ташкент считает провокацией с таджикской стороны.
Таджикское погранведомство в свою очередь отмечает, что пограничники РУ нарушили границу и начали проводить разметку границы там, где она еще не определена сторонами.
Это не первый факт такого нарушения границы и не первый факт открытия огня на поражение с таджикской стороны.
Ситуацию обозначил председателя Госкомитета по охране госграницы РТ, Сайдамир Зухуров, который отметил в ходе пресс-конференции, что “в настоящее время на таджикско-узбекской границе существуют 2-3 спорных участка, что территориально занимает 15-20% от общей протяжённости рубежа. Межправительственная таджикско-узбекская комиссия решила вопрос по делимитации границы, и как только будет подписано соглашение между двумя странами, начнётся её демаркация”.
“Узбекские пограничники самостоятельно устанавливают там погранзнаки, колючую проволоку, заборы, чего нельзя делать до демаркации. Иными словами, они решают этот вопрос силовыми методами, а не политическим путём”, – добавил Зухуров.
Стало известно, что количество пограничников в 2007 году будет увеличено на 1,5 тыс. человек. В будущем году будут также увеличены на 46% и средства, выделяемые из госбюджета на финансирование пограничников.
С одной стороны меры, предпринимаемые таджикскими военными по защите рубежей страны понятны. В тоже время не совсем радует резкость ответов на такие нарушения: если раньше стороны пытались уйти от прямого столкновения или ограничивались констатацией фактов, то в этом году столкновение пошло одно за другим, что уже приводит к человеческим жертвам.
Возможно, за столь жестким ответом с таджикской стороны стоит неудовольствие официального Душанбе началом фактической энергетической блокады со стороны Узбекистана.
Сперва в прошлом году Ташкент отказался пропустить чрез свои сети таджикскую электроэнергию в Россию, сорвав таджикскую сделку с РАО ЕЭС, а уже в этом году узбекские энергетики не пропустили киргизскую энергию, отказавшись при этом экспортировать и свое электричество тоже.
В конец концов была перекрыта газовая труба (под видом ремонта труб), нанеся, таким образом, серьезный ущерб таджикским промышленным предприятиям, и усилив непосредственно перед президентскими выборами недовольство местного населения, оставшегося без света и газа.
Также Узбекистан не снимает визовый режим в отношении граждан Таджикистана (сняв его при этом с другими странами СНГ), будучи принятым в ЕврАзЭС и обратно в ОДКБ, как того требуют положения этих структур.
В свою очередь такие действия Ташкента, возможно, вызваны желанием таджикского правительства возвести каскад ГЭС на реках Вахш и Пяндж. Высокие дамбы позволят контролировать сток воды в реку Амударью – основную водную артерию региона. Пресная вода в 21 веке станет одним из основных стратегических продуктов, за которые мировые политологи уже прогнозируют жесткую борьбу.
Второй момент – энергетическая независимость приведет к реальной экономической независимости Таджикистана, в первую очередь от Узбекистана, являющегося основным поставщиком газа и электроэнергии в зимний период. Понятно, что в Ташкенте не могут быть заинтересованы потерей крупного потребителя своего газа, и создания на его месте водолея, который будет регулировать, сколько капель прольется в кране жителя узбекской столицы.
Не вдаваясь в политику, не определяя, кто прав в этой ситуации или нет, можно просто отметить, что на таджикско-узбекской границе начинается опасная игра, последствия которой для всех сторон могут быть крайне удручающими.
Никто не верит в войну между братскими народами, тем более в условиях обоюдного членства стран в военных объединениях СНГ. Однако история знает примеры использования политиками ситуации напряженности для решения собственных политических амбиций, что не раз приводило к трагедиям национального масштаба.
В Таджикистане президентские выборы состоялись, а вот в Узбекистане они предстоят в январе 2007 года, то есть фактически через пару месяцев. Действующий президент Ислам Каримов находится на своем посту уже двух сроков подряд (в том числе с учетом изменения Конституции) и больше не может претендовать на этот пост.
Остаться президентом его может помочь только введение в стране чрезвычайной ситуации и новое изменение Конституции или передача власти своему приемнику (возможно Гульнаре Каримовой).
Не исключен первый вариант, поэтому надо остерегаться попыток провокаций на границе, который могут быть использованы для разжигания мелкого локального конфликта для  дальнейшего удержания власти узбекским руководством.
Любой конфликт на границах только-только набирающему инвестиционную привлекательность Таджикистану крайне противопоказан, тем более в угоду политическим амбициям отдельных лидеров.
Скорее всего есть смысл воздержаться от дальнейших столкновений до весны 2007 года, пока ситуация в Узбекистане не прояснится и не станет ясно кто возглавит эту страну на очередные семь лет.