3
Июля Воскресенье
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

ИНФО-монополия или о том, что тормозит развитие рынка СМИ Таджикистана

29 августа 2004, 13:40

Средства массовой информации – это не только политика, но и бизнес. Причем бизнес по сути своей практически ничем не отличающийся от любого другого – будь то продажа куриных окорочков или производство косметики. Везде действуют одни законы – законы рыночной экономики. И негативные процессы, сопровождающие их, присущи сфере СМИ также как и в любой другой отрасли бизнеса. К примеру – образование монополий.
Независимые СМИ Таджикистана, как и наша республика, сравнительно молоды, и находятся на первоначальном этапе своего становления. Этот тот самый период, когда рыночная система еще не устоялась и легко может подвергаться деформациям, принимать ту или иную искаженную форму. В частности, речь идет об искусственном снижении уровня конкуренции на рынке и образовании монополий. В конце 19 – начале 20 века через это прошли США и многие страны Запада, однако они смогли быстро понять губительность этого явления, приняв эффективные противомеры. Теперь очередь дошла до нас. Сможем ли мы воспрепятствовать этому?
Кто претендует в монополисты?
Средств массовой информации, достигших уровня чистых монополий у нас еще нет, но есть первые симптомы их зарождения. В частности, мы можем наблюдать это на примере двух медиа-структур страны – «Чархи гардун» и «Азия-плюс». Чтобы понять, насколько близки они к этому состоянию, необходимо сделать краткий экскурс в их историю.
Итак, ООО «Чархи гардун». Его учредитель Акбар Саттаров, в свое время заметил пустующую нишу развлекательной прессы в РТ и заполнил ее, создав газеты «Дайджест-пресс» и «Чархи гардун». Они быстро стали популярными, достигли очень высоких тиражей и вскоре он идет на менее прибыльное, но политически более весомое приобретение – газету «Вечерний Душанбе». Еще через год последовали новые «дети» – «Алладин», «Анушервон» и «Время-деньги». В итоге, к 2001 году ООО «Чархи гардун» по совокупному объему тиража своих газет заняло практически 50% рынка общереспубликанских печатных СМИ, подступив к предмонополистическому состоянию. Возможно «коронование» и состоялось, если бы… не «Азия-Плюс».
В 1996 году другой таджикский журналист Умед Бабаханов, при поддержке международных организаций создает информационное агентство «Азия-плюс». Долгая и терпеливая работа журналистского коллектива, пара дополнительных грантов и к 1999 году агентство начинает занимать доминирующее положение на рынке новостей страны. К этому времени агентству иностранными правительствами и международными организациями выделяются очередные гранты – под создание радиостанции и политической газеты. В 2000 году газета «Азия-плюс» вышла в свет, и буквально за год за счет оперативных новостей и независимости информационной политики значительно потеснила своих конкурентов, в первую очередь «Бизнес и политику» и «Вечерку». Еще через год – газета выходит в лидеры среди всех общественно-политических изданий страны. На этом фоне, новый проект А. Сатторова – финансовая газета «Время-деньги» становится нерентабельной и вскоре он вынужден закрыть ее, объединив с «Дайджестом». Падение тиража другой газеты холдинга – «Вечернего Душанбе» в тот период также было связано с ростом тиража и влияния «Азии-плюс», непроизвольно остановившей таким образом группу «Чархи гардун» от дальнейшего продвижения по пути монополизма.
Сама «Азия-плюс» продолжала расширяться и после четырехлетней задержки, в 2001 году получила долгожданную лицензию на радиовещание. Параллельно «АП» получила еще один грант – на создание ТВ-продакшн-студии – это фактически половина базы для создания полноценного ТВ. Данный проект после окончания финансирования был временно законсервирован, и теперь холдинг в ожидании выдачи лицензии на телевещание.
К этому надо прибавить, что двумя годами ранее «Азия-плюс» получил грант на создание так называемой Независимой школы журналистики «Таджикистан–21 век». С самого начала своей деятельности данная школа тоже находится в общей структуре холдинга.
Монополия монополии рознь
Несмотря на общее околомонополистическое состояние обозначенных мною холдингов, между ними есть существенная разница – как в структурном разрезе, так и по схеме образования.
ООО «Чархи гардун» – это горизонтальная форма монополии, то есть объединение нескольких структур в одной отрасли – в данном случае в газетной. На рынке группа представлена пятью изданиями, что в совокупности продолжает обеспечивать ее доминирующее положение. По принципу своего образования, «Чархи гардун» можно причислить к монополиям так называемого экономического типа, или как ее еще иногда называют на Западе «справедливой». Она основана на предпринимательской активности предпринимателя, который собственными усилиями, рискуя финансовыми средствами, развивает новое дело, закрепляясь, таким образом, на рынке все сильней и сильней.
«Азия-плюс» полная ей противоположность. Это монополия по вертикали – объединение компаний в разных, но взаимосвязанных медиа отраслях. Для большей наглядности можно наглядно представить холдинг «АП» так: информационное агентство (+ интернет-сайт) – школа журналистики – газета – радиостанция – ТВ (пока не завершенный элемент). Получив лицензию на телевещание, данный медиа-ходинг замкнет всю информационную цепочку. Больше видов СМИ в мире просто не существует (не считая кинопроката, который некоторые эксперты на Западе также считают масс-медиа). В этом случае «Азия-плюс» по масштабам и оперативности степени идеологического воздействия сможет сравняться с государственной системой информации. Не говоря о том, что правительственные СМИ – ТВТ, «Ховар», пресса непосредственно управляются разными руководителями, в то время как «Азия-плюс» одним лицом, что соответственно может отражаться на сроках и способах реализации конкретной информационной кампании. Тем более, аудитория правительственных СМИ (кроме ТВТ) в социальном и географическом разрезе фактически уже, чем у «АП».
Способ образования «Азии-плюс» также кардинально отличается от «Чархи гардун». Все без исключения структуры «АП» были созданы и поддержаны в дальнейшем за счет финансовых средств международных организаций и иностранных посольств. Именно этим во многом объясняется столь стремительное вертикальное укрупнение холдинга, создание в его структуре таких подразделений, как радио и ТВ. На них, как известно, требуются сотни тысяч долларов, которые сегодня заработать на рынке СМИ в течение двух-трех лет невозможно. Следовательно, по принципу своего образования «АП» относится к монополии административного типа, точнее дипломатическо-административного. Административная монополия возникает вследствие действий государственных органов, предоставляющих отдельным фирмам или структурам исключительные права на выполнение определенного рода деятельности. В нашем случае место государства заняли международные организации, дипломатические структуры, которые нескончаемым потоком своих грантов одной структуре – «Азии-плюс», фактически уполномочили ее на единоличное продвижение демократии и свободы слова в Таджикистане, по крайней мере, в столице.
Почему монополии вредны?
По мнению западных экспертов, сосредоточение СМИ в руках немногих лиц или групп ограничивает плюрализм мнений и подрывает конституционные основы свободы слова. Это прямой путь к усилению политической диктатуры или коррупции в стране. Примером этого может служить Россия, где в свое время Б. Березовский (используя ОРТ, «Независимую газету», Gazeta.ru и др.) или В. Гусинский (НТВ, радио «Эхо Москвы», «Коммерсант») таким способом пытались влиять на внутреннюю и внешнюю политику президента и правительства РФ.
Есть и другие, менее важные, но чувствительные для рядового потребителя издержки монополизма. В частности, согласованный диктат цен на продукцию и услуги со стороны холдингов-монополистов. В частности, такие СМИ диктуют более слабым участникам рынка и конечным потребителям свои условия времени выхода газет, их цену. Так, за последние пару лет цена на ведущие газеты страны: «Чархи гардун», «Дайджест-пресс», «Азия-плюс» и некоторые другие поднималась дважды, причем в один и тот же день, на один и тот же порядок. Я, как эксперт, могу заявить, что несмотря на ссылку редакторами на якобы имеющиеся у газет экономические проблемы, на тот момент повышения были не оправданы. Речь шла не об убытках, а о снижении прибылей газет. «Недостающие» деньги в виде добавочной стоимости были переложены на плечи читателей, хотя по логике вещей редакции должны были скорее повысить стоимость рекламной площади в своих газетах. Это рекламодатели должны были компенсировать газетам сохранение или даже наращивание тиражей в условиях инфляционной экономики. Однако монополистам проще договориться между собой и сообща поднять цены на свою продукцию, ведь покупателей – тысячи, недовольство части из них – не беда. В ситуации такой безальтернативности ни какое из этих СМИ не теряет своих позиций относительно друг друга. Но в целом такие действия все равно не проходят безрезультатно: тиражи всех участвующих в таких временных картелях газет снижаются. Выход в увеличении объемов рекламы на страницах газет, благо рекламодатель, довольный отсутствием роста цен на рекламу, готов увеличивать ее объем. Как следствие, мы можем наблюдать рост рекламы в этих СМИ, причем настолько значительный, что в некоторых изданиях, например в «Азии-плюс», он нередко превосходит определенный новым законом «О рекламе» максимальный предел. Спрашивается куда смотрит Антимонопольный комитет, на который возложена задача по контролю за исполнением данного закона?
Нужны контрмеры
Исправить сложившуюся ситуацию нелегко, но можно. Несмотря на концентрацию СМИ-монополистами в своих руках основных политических, финансовых, материально-технических, кадровых и др. ресурсов, создать конкурентную им среду реально. Такие силы в таджикском журналистском сообществе есть: несмотря на отсутствие грантов, значительного роста тиража смогла добиться газета «Рузи нав». Дышат ей вслед газета «Неруи сухан» и вновь возродившаяся «Бизнес и политика». На радиорынке столицы успешно действует молодая станция «Ватан», также созданное без грантовой поддержки. Эти и вновь образующиеся СМИ способны выровнять ситуацию, лишить монополистов их доминирующего положения. Но им необходима соответствующая финансовая и правовая поддержка. Первая – со стороны международных грантодателей, вторая – со стороны государства.
Международным организациям, аккредитованным в РТ, и посольствам основных стран-доноров: США, Британии, Германии, Франции, Швейцарии, Японии и др., необходимо осознать, что своей политикой односторонней поддержки они удаляются от главной цели своих программ – развития демократии и свободы слова в РТ. К сожалению, между ними до сих пор нет четкой координации по вопросу грантовой политики, слабо осуществляется контроль за эффективностью исполнения проектов.
Особо удручает изменение в последние два-три года страновой стратегии большинства организаций, в результате чего приоритет отдан развитию СМИ в регионах, посчитав, что столица уже достаточно развита в этом плане. Это заблуждение, точнее не качественный анализ текущей ситуации. Сегодня любому грамотному человеку должно быть понятно, что большая часть регионов (за исключением некоторых центров Согдийской области) физически и технологически не готовы к структурным медиа изменениям, формированию устойчивых СМИ. Последние провальные проекты это показывают. Для этого должна быть соответствующая почва – местные кадры, энергетическая стабильность районов, необходимая инфраструктура (интернет, типографии и т.д.), наличие серьезного производства или конкуренции в бизнесе (потенциальные рекламодатели), рост доходов населения (рост покупательной способности). Если все эти элементы с трудом можно обнаружить в столице, что говорить о регионах? Стратегия для регионов на ближайшие годы должна, скорее всего, включать в себя поддержку журналистских тренингов, интернетизацию региональных СМИ, их включение в общее информационное пространство страны посредством кооперации (не слиянием!) между собой или отдельными общереспубликанскими СМИ. Наиболее удачным примером в этом направлении является деятельность таджикских представительств Internews Network IWPR (Британского института по освещению проблем войны и мира).
В свою очередь правительство также стоит обратить свое внимание на обозначенную проблему. Нам необходимы правовые механизмы предупреждения образования монополий на рынке СМИ. К сожалению, в действующем медиа законодательстве таких ограничений нет, что еще раз свидетельствует о его неадекватности требованиям сегодняшнего времени.
На сегодня почти во всех странах Запада соответствующие законы уже приняты. Так, в США основными средствами государственного противостояния монополиям и концентрации в СМИ являются антитрестовские законы, которые неоднократно использовались американскими судами. Американская пресса на общих основаниях является объектом регулирования антитрастовых законов или корпоративных законов штатов. Электронные СМИ являются объектом специального нормативного регулирования, которое опосредованно затрагивает и печатные СМИ (например, правило “один на рынке”, запрет на одновременное владение одним лицом газетой и радио-телестанцией в одном городе или на одном информационном рынке).
В Англии министр торговли обладает полномочиями ограничивать концентрацию прессы в одних руках. Без его согласия невозможна передача издания в собственность другому лицу, если в результате передачи новый собственник может закрыть газету или поглотить ее конкурирующим изданием. Кроме того, английский закон о вещании (1990 г.) ограничивает покупку СМИ разных видов одним лицом.
Во Франции концентрация СМИ регулируется специальным законом, налагающим ряд ограничений на покупку СМИ или пакетов акций.
Законодательство Германии гарантирует плюрализм печатных органов как важнейшего элемента свободы прессы, путем запрета на монополии. В Федеральном Законе о монополиях есть специальные положения, позволяющие осуществлять контроль за малыми и средними объединениями в сфере СМИ. В соответствии с ним Федеральное агентство по монополиям может запретить слияние компаний.
Так что примеров достаточно. Остается спросить наших законодателей – когда Таджикистан примет соответствующие нормативы? Может Антимонопольный комитет что-то готов предпринять в этой связи?