2
Октября Воскресенье
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

Ответ Генпрокуратуры: “Можно поджечь себя, но не правду…”

22 мая 2008, 15:31

В конце апреля – начале мая средства массовой информации сообщили о факте угрозы самосожжения со стороны матери одного из обвиняемых в убийстве перед зданием Генеральной прокуратуры страны, якобы из-за необоснованного задержания ее сына. Прокуратура республики вынуждена выступить с официальным опровержением прозвучавших заявлений и восстановить картину действий.
Первым делом Генпрокуратура уполномочена заявить, что героиня публикации – гражданка М. Ризоева, чей сын – Сунатулло Ризоев подозревается в свершении убийства, была дважды принята представителями прокуратуры и ее заявления, как и полагается по закону, были изучены и взяты под контроль.
В первый раз 23 апреля 2008 года она обратилась к Генпрокуратуру с заявлением по поводу необоснованного на ее взгляд, задержания ее сына сотрудниками ОВД района Рудаки и недозволительных методах следствия.
Она была принята старшим прокурором по приему граждан, и ее заявление было перенаправлено в прокуратуру района Рудаки, а дело взято на контроль, о чем она была уведомлена. Таковы нормы закона об обращениях граждан.
Вскоре Ризоева написала новое заявление и 30 апреля вновь принесла его в Генпрокуратуру страны. А на  этот раз ее заявление было взято на особый контроль и в этой связи изучены материалы дела.
Женщина, ни на какой прием в тот день не просилась, однако, видимо, уже за воротами прокуратуры стала делать «сенсационные заявления», включая мнимую угрозу самосожжения.
Стоит отметить, что в своих официальных заявлениях в Генпрокуратуру М. Ризоева не указывает те, факты, которая она якобы сообщила прессе, включая, что она не могла попасть на прием к следователю, что кто-то получал взятки или требовал с нее и другие.
В ее заявлениях, поступивших в прокуратуру республики, сведений о взятках нет, об этом данных показания свидетелей отсутствуют. Почему это стало известно некоторым журналистам, неизвестно.
Отсюда, можно сделать вывод, что выступление перед представителями СМИ с угрозами крайних мер протеста, есть ни что иное, как спланированная акция по оказанию давления на следствие и попытка изменить его ход.
Особенно настораживает тот факт, что ряд зарубежных СМИ, передавших ее слова, которые впоследствии были процитированы местными изданиями, никак не были перепроверены или уточнены у другой стороны, хотя их недостоверность и клеветнический характер были очевидными.
Журналистская этика, международные стандарты журналистики требуют от журналистов, особенно работающих на международные СМИ, работы по принципу объективности, взвешенности, обязательного опроса противоположного мнения. В данном случае такового мы не обнаружили.
Получается, что журналисты содействовали усугублению положения семьи обвиняемого, так как, позволили ей распространить через СМИ информацию клеветнического характера, за которую она может понести уголовное наказание.
Мы готовы изучить данные о попытках вымогательства взятки, если таковые имели место, но клеветать на сотрудников правоохранительных органов, оказывать давление на ход следствия и вводить общество в заблуждение не позволим.
А теперь вкратце о деле. 28 марта этого года несколько молодых людей собралась в доме одного из них отпраздновать какое-то торжество. На столе была выпивка, многие из гостей изрядно выпили, что подтверждается показаниями этих лиц.
В какой-то момент двое гостей – обвиняемый А. Ризоев и покойный Ашуров повздорили, между ними началась потасовка. Допрошенные свидетели указали на факт избиения Ашурова со стороны Ризоева, свидетелей иного пока нет.
Стоит отметить, что ход следствия продолжается, и оно защищено от разглашения законом. Генпрокуратура продолжает держать данное дело на контроле, и следствию еще предстоит опросить других свидетелей.
Никто из свидетелей не задерживался и не отпускался за какие-либо взятки, они были доставлены в ПОМ Навобод ОВД района Рудаки для дачи свидетельских показаний.
Прокурору района стало известно об этом на третьи сутки, после чего  они сразу приступили к проверке. По ее результатам согласно требованиям закона было возбуждено уголовное дело, которое расследуется.
Никаких пыток в отношении задержанного Ризоева не предпринималось, и никакую информацию такого рода официально СМИ не сообщалось. До сих пор он себя виновным не признал, что свидетельствует, что никакого давления на него не было.
В его отношении было осуществлено медицинское освидетельствование, которое не показало каких либо следов недозволенных методов  следствия, а сам подозреваемый дал  пояснение, что  в отношении него насилия не применялось.
Первый заместитель генерального прокурора РТ
Дадабаев А. С.