11
Августа Четверг
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

ПАРТАкратия

1 декабря 2006, 19:23

Кому и почему выгодно выдавливать российские ВУЗы из Таджикистана?
В советский период было популярно выражение «партократы». Так называли партийных бюрократов, которые ставили «палки в колеса» советского государства.
Судьба СССР нам уже известна: благодаря «деятельности» таких партократов, страна развалилась, миллионы людей лишились будущего. Похоже, в Таджикистане также есть свои партократы, точнее сказать – «партакраты», как производное от слова «парта»…
Под партакратами в нашем случае можно понимать госчиновников, ответственных за развитие системы образования в стране, использующих наделенные им президентом страны полномочия в собственных интересах или интересах узкой группы лиц, или просто принимающие «топорные» решения из-за непрофессионализма. Они борются не с коррупцией и недостатками, а с учениками и их преподавателями.
В качестве примера наличия партакратии можно вспомнить организацию ежегодных школьных «добровольно-принудительных десантов», использование студентов в качестве живого панно на общественных мероприятиях, попытки ввести единую форму для учащихся за счет их родителей.
Есть более свежие образцы «образовательного ноу-хау» – борьба с учебными заведениями, которые вопреки условиям рынка без госдотаций умудряются выживать в Таджикистане, используя при этом самые последние образовательные технологии и технику.
Я имею ввиду недавнее решение руководства образовательной отрасли относительно приостановления деятельности и закрытия четырех негосударственных ВУЗов страны, три из которых – таджикско-российские.
Давайте вместе, на примере наиболее крупного из числа «прессингуемых» ВУЗов – Таджикско-Российского Современного Университета, попытаемся разобраться – кто и почему может быть заинтересован в их закрытии.
Все начиналось хорошо
31 августа 2000 года в Душанбе гражданином Таджикистана Якубом Бабаджановым и эгидой Современного Гуманитарного Университета России (г. Москва) регистрируется негосударственное образовательное учреждение «Таджикско-Российский Современный Университет».
12 сентября посол России в РТ Максим Пешков пишет письмо на имя министра образования страны Сафарали Раджабова с просьбой о содействии в лицензировании вновь созданного университета.
«Открытие в столице Таджикистана учебного заведения нового типа, развивающего дистанционное обучение, по нашему мнению, будет способствовать дальнейшему укреплению традиционных связей в области образования между нашими странами», – отмечал посол.
В свою очередь в ответном письме министра образования С. Раджабова от 19 сентября 2000 года говорится: «Минобразование РТ, рассмотрев предложение об открытии ТРСУ в г. Душанбе, считает его актуальным и своевременным. На данном этапе РТ нуждается в подготовке высококвалифицированных кадров, отвечающих международным стандартам. На наш взгляд этот пробел можно восполнить созданием ТРСУ».
ВУЗ получает лицензию, начинается прием первых абитуриентов.
В 2004 году университет прошел перерегистрацию в Минюсте страны и получил новую лицензию Минобразования на головной офис в Душанбе и отделение в Курган-Тюбе.
Забегая вперед, скажу, что потребовалось достаточно много времени, сил и средств, чтобы донести до потенциальных абитуриентов и их родителей сильные стороны дистанционного образования и качество обучения в ТРСУ.
Как результат, ВУЗ добился авторитета и смог занять свое место я ряду других старейших и известных университетов страны.
К тому моменту ТРСУ подошел в следующей форме:
– более 2000 студентов;
– около 200 сотрудников, включая 150 человек – профессорско-преподавательского состава;
– годовая стоимость обучения всего $250 (в то время как в других ВУЗах – $500-800)
– использование в учебном процессе спутниковых каналов и учебно-образовательных программ международного стандарта;
– обустроенное по последнему слову здание университета в Душанбе и Курган-Тюбе (вложение материнской структуры – СГУ в таджикский филиал превысило $500 тыс.)
– более 80 компьютеров, подключенных к высокоскоростному Интернету;
– бесплатная книжная библиотека на 20 тыс. изданий и компьютерная библиотека на 240 тыс. (!) изданий;
– учебные комнаты с современной мягкой мебелью и большими ТВ-экранами;
– современное кафе в здании, охрана в униформе, импортный кафель в вестибюле…
Не университет, а идиллия какая-то, даже не верится, что в Душанбе можно учиться в условиях не худших, чем в Москве. Возможно, у кого-то все это могло вызвать большую зависть или страх перед обнажением собственных недостатков в материально-техническом снабжении.
Это первая версия, почему новые ВУЗы не пришлись «ко двору».Так или иначе, но в 2006 году – в год первого выпуска своих студентов, университет получил настоящий ледяной подарок от Минобразования – решение о прекращении деятельности без каких-либо веских причин.
Говорят «проверьте голову», а ее отсекают
Все началось с рокового 2005 года. В руководстве сферы образования происходят кардинальные перемены, на должность министра образования назначается молодой и энергичный Абдуджаббор Рахмонов, которого сегодня некоторые считают будущим преемником президента.
В конце прошлого года действующий глава государства Эмомали Рахмонов решает положить конец взяточничеству и непрофессионализму в сфере образования. В результате появляется решение президента провести тотальную проверку в образовательных учреждениях страны.
Ответственность за исполнение возлагается на вице-премьера страны по социальным вопросам Хайриниссо Мавлонову. В отрасли начались масштабные проверки и наказания за любые нарушения…
Сегодня многие спорят, что же тогда сказал президент, чего он хотел на самом деле, так как в итоге действиями чиновников-исполнителей в целом отрасли был нанесен сильный ущерб. В этом президент естественно был совсем не заинтересован.
Чего же он требовал? Для этого достаточно полистать газеты того времени. Находим необходимую информацию в газете «Азия-плюс» (№ 43 (301) от 27 октября 2005 года) в заметке «Руководителям Минобразования дали срок».
««Нынешнее положение дел в сфере образования республики является неудовлетворительным», – заявил глава государства на рабочем совещании по проблемам национального образования 24 октября», – начинается статья.
Далее по тексту. «Глава государства подчеркнул, что подрастающему поколению необходимо совершенствовать свои знания в области точных наук, больше внимания придавать изучению компьютерных технологий, иностранных языков.
Он отметил, что уровень образованности молодых таджикистанцев не соответствует требованиям, и поверг резкой критике работу руководителей Минобразования, учебных заведений страны, председателей городов и районов.
В завершение совещания президент поручил им в месячный срок до 24 ноября, проанализировать реальное состояние учебно-воспитательного процесса в образовательных учреждениях страны и представить результаты в правительство».
Все. Никаких указаний закрывать конкретные школы или ВУЗы не было. Наоборот президент четко обозначил приоритет – «развитие точных наук, компьютерных технологий и иностранных языков».
Получается, что руководство отрасли, получив «по шапке» от главы правительства, решило спустить свой гнев и досаду на подопечных. Может быть это еще одна причина по которой закрывают ВУЗы?
Первый удар пришелся по государственным ВУЗам. По СМИ прошла информация о возбуждении уголовных дел в отношении ряда преподавателей и руководителей госуниверситетов страны по факту взяточничества и коррупции, затем акцент сместился в регионы.
Вскоре вроде все поутихло. Однако задачи, поставленные президентом, реально выполнены не были: школьников, вопреки требованиям Э. Рахмонова, по-прежнему таскают на хлопок или стадион-шоу, система образования остается, по оценкам экспертов, одной из самых коррумпированных, отдельные ВУЗы страны в плане материально-технического обеспечения и условий обучения находятся на низком уровне.
Теперь же «наезду» подверглись ВУЗы, в которых созданы идеальные условия для изучения иностранных языков и Интернет-технологий, чьи студенты по этим показателям круглые отличники. Совсем вопреки тому, чего хотел президент…
Анализ того октябрьского совещания и последующих действий руководства отрасли показывает – «хотели как лучше, а получилось как всегда». Руководитель сказал – проверьте голову, а сверхстарательные исполнители на всякий случай ее отрезают.
Судьбоносное совещание
Вернемся к отдельно взятому ВУЗу – ТРСУ. Сейчас он на грани закрытия. Половину студентов (очников) фактически запугали и заставили написать заявления о переводе в другие ВУЗы. Предполагается, что они перейдут в Российско-Таджикский Славянский университет, где цена обучения выше, несколько отличная программа обучения, где их никто не ждет.
В интервью той же «Азия-плюс» проректор РТСУ по учебной части Илан Тупайло недавно заявил, что РТСУ не намерен зачислять студентов из других вузов, в том числе из упомянутых.
«В РТСУ и без того достаточно большой набор абитуриентов, к тому же в этом университете другие образовательные стандарты, и мы не уверены, что студенты других ВУЗов смогут им соответствовать, – подчеркнул он.  – Слухи о том, что на базе ТРСУ и “РосНоУ” в Худжанде будет открыт филиал РТСУ, беспочвенны. Пока мы не рассматриваем этот вопрос, но даже если это произойдет, то точно не на базе этих вузов. РТСУ в состоянии открыть филиал самостоятельно”.
Мы обратились к руководству ТРСУ, чтобы прояснить ситуацию, почему же их закрывают. Выяснилось, что 20 июня этого года, то есть полгода спустя, как президент дал месячный срок руководству сферы образования представить в правительство результаты проверок и свои предложения, под руководством вице-премьера РТ Х. Мавлоновой было проведено рабочее совещание.
На собрании присутствовали ряд госчиновников и ректора трех государственных ВУЗов – ТГНУ, Педуниверситета и Коммерческого университета. С докладом о результате проверок выступил зав. юридическим отделом Исполнительного аппарата президента РТ Д. Давлатов: его доклад был достаточно нейтральным. Затем слово взял министр образования А. Рахмонов…
О чем они говорили неизвестно, известен только результат совещания – Минобразованию поручено обеспечить выполнение решения рабочей группы о приостановлении приема в четыре ВУЗа (ТРСУ, РТСГУ, РосНоУ и Институт Исмоили Сомони), Минюсту рассмотреть учредительные документы ВУЗов и привести их в порядок, совместно с финансовыми и налоговыми органами «рассмотреть юридическую основу создания этих ВУЗов и дать свои предложения», Генпрокуратуре – выяснить законность приватизации зданий данных ВУЗов…
Что можно сказать по этому поводу? Разве что констатировать факты, а читатель сам сложит картину происходящего.
Группа ответственных лиц собирается обсуждать вопрос, который был закрыт полгода назад (кстати ниже еще будет сказано о другой не менее авторитетной комиссии, проверка которая не нашла каких-либо серьезных нарушений в профессиональной деятельности ТРСУ). В этой группе присутствуют конкуренты обсуждаемых субъектов, которые теоретически заинтересованы в развале последних. Зато отсутствуют те, кого подвергают обструкции.
Госчиновниками одобряется решение применить прессинг с помощью силовых и фискальных органов в отношении негосударственных структур (забегая вперед скажу, что проверки со стороны генпрокуратуры и органов местной власти доказали отсутствие каких-либо правонарушений со стороны ТРСУ или по его вине).
Минюсту, налоговым органам, прокуратуре навязывается определенный заинтересованный ответ: «изучить и дать предложения». Позже эти ведомства дадут свои ответы: мы их регистрировали по правилам, по правилам они и функционируют.
За что наказали ТРСУ?
К нам на руки попал отчет этой рабочей группы по оценке ситуации в ТРСУ. Честно говоря, чтение этого «документа» вызывает только удивление. Результаты этой комиссии руководству ТРСУ официально представлены не были, членов комиссии в ВУЗе в лицо никто не видел. Судя по всему, ее заключения были сделаны сидя в креслах своих кабинетов или путем предположений.
Например, в отчете в качестве недостатков ТРСУ отмечается низкий процент преподавательского состава из общей численности штата (28% вместо 70%), отсутствие в числе преподавателей профессоров, докторов наук, отсутствие научного совета, авторов с опубликованными монографиями, докторантов и аспирантов…
Господа, это дистанционный ВУЗ! Почитайте методику организации дистанционного обучения, утвержденную предыдущим министром образования РТ.
Незачем держать в ВУЗе с дистанционной системой образования собственных докторов наук, профессоров, когда таковые уже сидят в Москве и читают лекции таджикским студентам по спутниковому ТВ.
Другое дело, если наши профессора хотят читать лекции здесь, добро пожаловать! Но зачем же укорять в том, чего быть не должно? Это тоже самое, если бы жителя Восе ругали за то, что пьет минералку, привезенную из Шаамбары, требуя чтобы он добавлял туда соль из Ходжамумина.
Или может кто-то в Таджикистане сомневается в уровне знаний московской профессорской школы? Наверное, нет, раз добрая половина госчиновников и крупных бизнесменов страны пытаются получить ученые степени или получить второе образование именно в московских ВУЗах.
К слову сказать, Минобразование России недавно повысило статус СГУ (соучредителя ТРСУ) до уровня Академии.
Единственное в чем виноват ТРСУ – так это в открытии в 2005 году своего филиала в Кулябе к планируемому юбилею 2500-летия города без уведомления Душанбе.
В ВУЗ было принято 200 местных жителей. Мэр Куляба Зардиев лично поддержал данную инициативу, понимая как важно жителям этого горного региона получить современные конкурентоспособные профессии. Так у них была возможность оставаться на своей родине, помогать по хозяйству дома, и вносить в будущем вклад в местную экономику.
Однако Минобразование недовольно: открытие филиала без уведомление министерства – это серьезное нарушение из-за чего теперь надо закрыть весь ВУЗ. Хочется задать вопрос – а для чего тогда при каждом хукумате города отделение образования? Разве они не информируют отраслевое министерство об изменениях, происходящих в их сфере в регионе?
Ладно, ТРСУ действительно стоит признать, что попытка открыть филиал в Кулябе без регистрации и уведомления Минобразования – это неправильно. Даже, если таким образом естественно хотели поддержать призыв президента страны о внесении посильного вклада в обустройство этого древнего города.
Насколько известно, ТРСУ это сразу признал и скрепя сердце согласился закрыть свое кулябское отделение. Молодые кулябцы, которые надеялись получить у себя на родине навыки менеджмента, компьютерных технологий, юриспруденции, теперь вынуждены учиться педагогическим наукам в местном университете.
А может быть, часть из них уже пополнила армию трудовых мигрантов, десятками тысяч покидающих этот регион, где волею судьбы пока нет серьезных промышленных предприятий или больших территорий пахотных земель.
ТРСУ есть, чем гордиться
Процесс развала ТРСУ начат и находится в полном разгаре, хотя первоначальные выводы были в пользу университета.
В начале 2006 года по распоряжению руководителя аппарата президента страны Махмадназара Салихова была создана комиссия по проверке соответствия деятельности ТРСУ полученной лицензии (то о чем я говорил выше).
Комиссию возглавил старший советник президента Курбон Восиев, а в число проверяющих вошла декан ТГНУ Гульсра Бобосодикова, известная в преподавательских кругах за свою принципиальность и неподкупность как «железная леди».
Эта авторитетная группа, проведя тщательный анализ состояния ВУЗа в присутствии его руководства, пришла к заключению, что серьезных нарушений со стороны университета допущено не было. В их отчете отмечаются некоторые погрешности, которые рекомендовано выровнять.
В частности, хотя число принятых абитуриентов соответствует тому, что положено согласно лицензии, по некоторым специальностям их больше, по некоторым меньше (как и во всех других ВУЗах – от автора).
Другое замечание – действующее число студентов позволяет создать здесь два факультета, то есть вывод скорее в пользу университета: мол, не бойтесь, разворачивайте свою деятельность.
И, наконец, отличный совет от комиссии – надо организовать при университете лицей или двухгодичные подготовительные курсы. Дай Бог будет, если в вопросе деятельности университета восторжествует справедливость и законность.
При этом в отчете много другого положительного, из того, что не найдешь в других ВУЗах. Обеспеченность студентов компьютерами – «очень хорошо», обеспеченность материально-технической базой, учебниками и учебными пособиями – на грани «отлично», уровень грамотности студентов по математическим вычислениям и письму – удовлетворительный, план по усовершенствованию знаний преподавательского состава – имеется, план мероприятий по изучению государственного языка – имеется, обучение русскому и английскому языку – хорошее с использованием новейших технологий.
Дополнительные выводы комиссии: в университете большое внимание уделяется моральному, нравственному, трудовому, патриотическому, экономическому и физическому воспитанию молодежи, то есть в ТРСУ готовят не просто специалистов, но и патриотов Родины. Поведение студентов – хорошее, одеты они весьма прилежно.
Состояние учебного корпуса поразило оценочную группу. Заключение – в залах и классах чистота, в университете есть медпункт, санитарно-гигиеническое состояние классов и всего корпуса хорошее, функционирует центральная отопительная система (большая редкость в наше время даже в солидных офисах!).
Ко всему этому можно добавить, что ежегодно ТРСУ перечислял в госбюджет до 170 тыс. сомони, не получая при этом ни одного сомони госдотаций.
 
Университет разваливают по частям
 
С этим заключением президентской комиссии руководство ТРСУ полностью согласно. А вот со второй, проведенной силами Минобразования, отчеты которой легли на стол Х. Мавлоновой – нет, так как все что там отражено, не соответствует реальности.
И не случайно: как оценка может быть объективной, если комиссия не бывала в стенах ВУЗа? Вот как сегодня разваливают университет.
Схема несложная. Сперва игнорируется официальная проверка, инициированная руководителем администрации президента. Проводится новая проверка, представителей которой непосредственно на проверяемом объекте не видели. Эта комиссия, прикрываясь решением президента страны, делает новые противоположные выводы.
Заручившись новым «документом», глава отрасли проводит заседание аккредитационной комиссии Минобразования, где, ссылаясь на «неустойчивость научно-технической базы (это в ТРСУ-то?!), кадрового состава и правовых основ образования Университета» (если устав, зарегистрированный Минюстом и лицензия, выданная Минобразованием – не правовая основа, тогда что такое право?), принимает решение – деятельность университета прекратить!
Это же решение в тот же день утверждается на внеочередном Совете Минобразования также в лице г-на А. Рахмонова, а контроль за его исполнением возлагается на зам. министра Ф. Рахимова.
По имеющейся информации, пока ректора университета не было в городе, группа чиновников прибыла в ТРСУ, где студентам было объявлено, что ВУЗ закрыт, а те, кто не хочет остаться на улице, должны немедленно написать заявление о приме в действующие ВУЗы страны.
Напуганные студенты так и сделали. Так ТРСУ лишился своих «очников». Ранее были отсечены кулябские и курган-тюбинские студенты. Теперь приступили к насильственному переселению «заочников».
Как стало известно из достоверных источников, 2 ноября А. Рахмонов направил письмо руководителям государственных телеканалов, а также в редакции газет «Джумхурият», «Садои мардум», «Омузгор», «Точикистон» и «Азия-плюс», в котором просит донести до читателей его решение о закрытии четырех ВУЗов страны.
К письму приложено объявление, в котором говорится, что данные учебные заведения закрыты, и их студентов дневного (до 10 ноября) и заочного отделения (до 30 ноября) просят представить документы в другие ВУЗы страны согласно выбранной специальности.
Идет обычная незаконная и принудительная передача студентов негосударственных университетов в государственные. О Законе забыли бесповоротно.
Фемида слепа
По мнению экспертов, в сложившейся ситуации налицо грубое игнорирование законов страны со стороны руководства Минобразования. Так, согласно Положению об особенностях лицензирования отдельных видов деятельности (глава 50 «Особенности лицензирования образовательной деятельности») лицензирующий орган, которым в данном случае является Минобразование вправе приостановить действие лицензии полностью или частично для устранения недостатков.
Однако здесь нигде не говорится о полномочиях лицензирующего органа об отзыве лицензии или запрете на деятельность образовательного учреждения.
Это четко прописано в Законе РТ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Статья 14 закона («Приостановление и аннулирование лицензии») гласит: «Лицензирующий орган вправе приостанавливать действие лицензии в случае выявления неоднократных нарушений или грубого нарушения лицензиатом лицензионных требований и условий».
В таком случае лицензирующий орган обязан установить срок устранения лицензиатом нарушений, повлекших за собой приостановление действия лицензии. Указанный срок не может превышать шесть месяцев.
Вопрос – ТРСУ неоднократно нарушал условия лицензии? Нет. Грубо нарушил лицензионные условия? Нет. ТРСУ поставили в известность письмом, что надо исправить в N-ый срок возможные нарушения? Нет. Вопрос – за что наказываете?
Что касается правомочности Минобразования останавливать деятельность ВУЗа, об этом читаем дальше.
Пункт 7 статьи 14 – «Лицензия может быть аннулирована РЕШЕНИЕМ СУДА на основании заявления лицензирующего органа в случае, если нарушение лицензиатом лицензионных требований и условий повлекло за собой нанесение ущерба правам и законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов РТ».
То есть, если даже предположить, что открытие филиала ТРСУ в Кулябе нанесло ущерб обороне страны (может быть таджикская армия лишилась 200 потенциальных призывников) или культурному наследию Кулябской зоны (местные дети, привыкшие к национальному укладу жизни, получили возможность изучать Интернет, где много нехороших «взрослых» страниц), даже в этом случае Минобразования не может аннулировать лицензию на душанбинский и курганский представительства ТРСУ без РЕШЕНИЯ СУДА!
Вместо этого глава Минобразования решил действовать практически, без судебных тяжб. Верный путь, ведь в суде еще надо доказывать грубые нарушения со стороны ТРСУ.
Проще разогнать всех студентов и ВУЗ сам умрет, ведь без учащихся, когда парты пусты, а в коридорах больше не звенит звонок – университет перестает быть «храмом знаний». Это просто набор голых стен. За них уже никто судиться не будет.
Может поэтому нынешнее руководство ТРСУ, которое переживает личную трагедию, ищет поддержки у здравых и авторитетных людей. В первую очередь Президента Таджикистана, как гаранта Конституции страны, как человека призывающего с высоких трибун развивать современные образовательные технологии.
Ректорат ТРСУ верит, что глава государства возьмет этот вопрос под свой контроль, ведь попытка закрытия высшего учебного заведения – не мелкий факт, это большая проблема, проблема будущего выбора Таджикистана. Как впрочем, и таджикско-российских отношений, которые руководством страны обозначены как стратегические и приоритетные, особенно в образовательной сфере.
Интеллигенция России взволнована
Уже сейчас поступают взволнованные письма от многих известных общественных деятелей России. Министру А. Рахмонову написал президент Всероссийского фонда образования, доверенное лицо президента Путина, академик С. Комков.
Он отмечает, что «в соответствии с посланием В. Путина и по инициативе депутатов Госдумы в Москве создается Русский Университет Национального Образования (РУНО), который будет осуществлять обучение пребывающих для работы в РФ граждан СНГ.
В настоящее время проект создания университета готовится к докладу президенту Путину. В проекте мы прописали создание в Таджикистане двух представительств РУНО на базе ТРСУ в Душанбе и РТСГУ в Худжанде.
По мнению специалистов администрации президента РФ деятельность РУНО будет способствовать расширению и углублению дружеских отношений между РФ и РТ. Прошу вас оказать содействие продвижению нашего проекта на территории Таджикистана»…
В свою очередь на имя вице-премьера РТ Х. Мавлоновой отправлено письмо членов Общественной палаты РФ (аналог Общественного совета в Таджикистане) от имени вице-президента ТПП России С. Катырина, известного «кремлевского» политолога, президента Фонда «Политика» В. Никонова, президента Ассоциации «Деятели науки и образования за гражданское общество» С. Абакумова.
В письме говорится: «На последнем саммите «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге лидеры крупнейших государств мира подчеркнули связь формирования глобального инновационного общества с трансграничным обучением…Уже в течение несколько лет в Таджикистане действуют ТРСУ (Душанбе) и РТСГУ (Худжанд), использующие надежные и эффективные технологии и образовательные программы СГУ (Москва)…
Выражаем надежду на вашу поддержку дальнейшего функционирования университетов как проводников современных образовательных технологий в РТ»
Наконец, председатель Комитета Совета Федерации по науке, культуре и образованию РФ В. Шудегов на днях послал письмо своему коллеге из Маджлиси Милли РТ М. Илолову с аналогичной просьбой.
«В наш комитет обратилась СГУ с просьбой оказать содействие в функционировании РТСГУ и ТРСУ, – говорится в послании. – Данные университеты сотрудничают с СГУ на принципах трансграничного образования с использованием новейших средств телекоммуникаций. Эти методы получили одобрение лидеров стран G8 на последнем саммите в Санкт-Петербурге…
Просим вас оказать содействие в положительном решении вопроса дальнейшего функционирования вышеназванных университетов как первых участников трансграничного образования в РТ».
Кто защитит закон?
 В сложившейся ситуации сокрушаться бесполезно, необходимо действовать. Защитить то, что еще можно, защитить во имя справедливости. Если мы все начнем грубо попирать Закон, это бумерангом вернется к нам, против нас.
Если кто-то считает что в таджикско-российских ВУЗах есть серьезные нарушения, давайте создадим компетентную и независимую комиссию, которая проверит это.
Если лицензирующий орган вместо того, чтобы по закону обраться в суд, берет на себя карательные функции, аннулируя лицензию – это называется беспредел, который всегда оставляет негативный след в обществе.
Сегодня очевидно, что проблему нужно кардинально решать в русле закона. Необходимо учитывать аспект таджикско-российских отношений, который затрагивает больше вопросов, чем просто сфера образования. Необходимо принимать во внимание тонкую психологию молодежи, разгоняемой по другим ВУЗам. Какой пример, мы подаем нынешним студентам?
Думается на все поставленные вопросы достойно может ответить только один человек в Таджикистане. Конституционные права граждан страны – на свободу выбора, на образование, на справедливый суд, на защиту законно избранным Президентом, должны быть осуществлены. Иначе Таджикистану незачем называться правовым демократическим государством.