11
Августа Четверг
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

Коалиция: «Свобода слова – наша цель»»

1 декабря 2006, 19:46

Полный текст онлайн-конференции с представителями Коалиции журналистских ассоциаций
ВЕДУЩИЙ
Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях члены Совета Коалиции журналистских ассоциаций “Партнерство во имя демократии” – председатель НАНСМИТ Нуриддин КАРШИБОЕВ, исполнительный директор ТаджАНЭСМИ Хосият Каст и директор агентства «Авеста» Зафар Абдуллаев. Напоминаем, тема сегодняшней беседы – проблемы свободы слова в стране и пути ее реализации. Ждем ваших вопросов.
МАХФИ, Душанбе
Совет Коалиции журналистских ассоциаций – это очередной формальный орган или все-таки серьезная организация, которая действительно будет защищать свободу слова? Главная проблема в сознании журналистов. Каким образом Вы собираетесь воздействовать на сознание людей и самоцензуру журналистов?
НУРИДДИН КАРШИБОЕВ:
Я думаю, что Коалиция – это не какой-либо орган, а попытка объединить усилия трех медиа-организаций для решения проблем в сфере СМИ.
ХОСИЯТ КАСТ:
На мой взгляд, у Коалиции есть серьезные перспективы развития и серьезной мотивацией для усиления деятельности Коалиции будет работа каждого журналиста со своим сознанием и с самоцензурой.
ЗАФАР АБДУЛЛАЕВ:
Коалиция – это первый шаг к возможному объединению журналистов страны. По крайней мере, мы постараемся добиться этого и содействовать свободе слова.
Н. КАРШИБОЕВ:
Деятельность Коалиции в целом и каждой ассоциации в частности должна направляться на изменение самосознания журналистов в плане их миссий в обществе. Образовательная, просветительская работа среди наших коллег по повышению их правовых знаний, а также применение международных стандартов свободы слова способствуют снижению уровня самоцензуры в прессе.
З. АБДУЛЛАЕВ: Я как руководитель СМИ еще хотел бы добавить, что проблема самоцензуры в таджикских СМИ обусловлена не сколько политическими проблемами, сколько отсутствием реальной экономической независимости СМИ. Вторая проблема – мы иногда не до конца еще можем понять где правда, а где нет, и поэтому приходиться работать тщательно взвешивая информацию
АБРОР, Душанбе
Не кажется ли Вам, что вы зря затеяли свою “кашу”? Все журналисты разделены по лагерям и тихо воюют друг против друга, и объединить их невозможно. Или вы скажете, что вы все закадычные друзья?
Н. КАРШИБОЕВ:
Вопрос интересный. Мне кажется, не журналисты воюют друг против друга, а возможно издания, газеты «воюют». Это не противоречит идее консолидации журналистского сообщества, потому что каждый журналист отдельного издания выполняет свою работу и в этой борьбе должна восторжествовать здоровая конкуренция.
Х. КАСТ:
Медиа-сообщество, как и в целом, весь мир не может быть однообразным. Сколько людей, столько и мнений, сколько мнений столько и проблем, но дорогу осилит идущий. Я уверена, что будущее медиа-сообщества, только в консолидации.
З. АБДУЛЛАЕВ:
Говорить, что все журналисты закадычные друзья, наверное, нельзя, хотя я не думаю, что уровень противоречий между СМИ выливается в настоящую войну. Одной из целей Коалиции является налаживание диалога между журналистами и СМИ, преследующих разные частные интересы, но в целом имеющие общие проблемы и общие цели.
ЕВА, Душанбе
Что вы понимаете под свободой слова? И что вообще такое свобода?
БАРОН, Турсунзаде
Скажите, пожалуйста, как Вы думаете, свобода слова у нас на родине когда-нибудь будет существовать? Хотя в это не верится…
Н. КАРШИБОЕВ: Свобода слова – это составная часть свободы выражения, она подразумевает беспрепятственный поиск и распространение информации. В целом «свобода» – понятие относительное и оно может быть по-разному истолковано в контексте событий.
Х. КАСТ:
Свобода – это не синоним анархии, свобода подразумевает в первую очередь правовую грамотность – умение читать законы и их выполнять. Свобода слова – это маяк, к которому мы должны стремиться, к этому стремятся все государства и народы, и я надеюсь, что когда-нибудь мы к ней придем. Основной препоной свободе слова является, на мой взгляд, самоцензура.
З. АБДУЛЛАЕВ:
Я согласен с Хосият насчет определения свободы. Как известно, один западный политик сказал: «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Свобода слова, на мой взгляд, это возможность выразить свое личное мнение публично, не нарушая при этом основы международного права. На мой взгляд, элементы свободы слова в Таджикистане есть, например, вы сейчас спокойно задаете этот свой вопрос, а мы – отвечаем на него. Но, несомненно, еще многое предстоит сделать для обретения полной свободы слова.
Н. КАРШИБОЕВ: Хочу добавить, когда мы говорим о свободе слова, обычно принято разделять страны на три категории: свободные, частично свободные и несвободные. Я бы сказал, что Таджикистан относится к странам, где наблюдается частичная свобода слова.
ЖУРНАЛИСТ, Душанбе
В пятницу в ГЖК была установлена доска памяти погибшим журналистам Таджикистана. На ней крупная надпись на русском языке. Мы считаем это осквернением памяти тех, для кого установлена эта доска, потому что они всю жизнь боролись за таджикский язык. Думаем, что организаторы и ОБСЕ должны извиниться за эту ошибку и срочно исправить ее.
З. АБДУЛЛАЕВ:
Я как представитель «Медиа-Альянса Таджикистана» в курсе письма группы таджикских журналистов, выразивших свое недовольство тем, что надпись на Доске Памяти павшим журналистам суверенного Таджикистана исполнена на русском языке. По этому поводу уже принят ответ Наблюдательного совета МАТ, который отправлен по адресатам и как я понимаю, он будет распространен для общественности сегодня или завтра. Мое личное мнение – та группа журналистов частично права, надпись на таджикском языке обязательно нужна. В то же время русский язык здесь не причем, это язык межнационального общения народа Таджикистана, объединяющего более 100 национальностей. Думаю, Доска памяти нашим коллегам – не место для выражения публичных несогласий, все решаемо путем переговоров.
ИКРОМ МИРЗОЕВ, директор ТВ «Сомониен»
НАНСМИТ получил грант от NED для оказания правовой помощи СМИ. ТВ «Сомониен» обратилось к г-ну Каршибоеву с заявлением в 2005 году с просьбой об оказании содействия ТВ «Сомониен» в связи с незаконным приостановлением деятельности телеканала в том же году. Мы подготовили исковое заявление при содействии ОБСЕ в Экономический суд о возмещении морального ущерба на сумму 60 тыс. сомони. на основании акта правовой экспертизы. ТВ «Сомониен» не может оплатить 2 тыс. сомони суммы иска. Может ли студия рассчитывать на помощь НАНСМИТ:
1. В уплате госпошлины в сумме 2 тыс. сомони. с последующим возвратом
2. В получении юридической помощи от НАНСМИТ для защиты своих интересов в суде.
И, последнее, почему мы не получили ответа на свое заявление от г-на Каршибоева в 2005 году?
Н. КАРШИБОЕВ:
По поводу оказания юридической помощи ТВ «Сомониен»: НАНСМИТ в свое время изучил этот вопрос. Была также встреча с г-ном Мирзоевым с участием присутствующей здесь  на пресс-конференции г-жи Каст, однако, некоторые наши рекомендации И. Мирзоев категорически не воспринял.
Мы также вели переговоры с Комитетом по телевидению и радиовещанию, руководство которого выразило готовность рассмотреть этот вопрос в случае приведения ТВ «Сомониен» своих учредительных документов в соответствии с законом. Однако и это предложение было отклонено И. Мирзоевым.
На данный момент вопрос с ТВ «Сомониен» по-прежнему остается открытым и НАНСМИТ готов оплатить расходы адвоката, который возьмется за представление дела ТВ «Сомониен» в судебном порядке. Но сумма, которая предусматривает наш проект на такие цели, ограничена $300.
Х. КАСТ:
Я знакома с ситуацией на ТВ «Сомониен» и знакома с актом экспертизы независимого эксперта ОБСЕ. В этом акте четко прописано, что со стороны КТР в отношении ТВ «Сомониен» нарушен ряд действующих законов. Вопрос крайне серьезный и решить его может только суд.
ЕВА
Госпожа Каст говорила о самоцензуре журналистов. Так как же с ней бороться? Как убедить журналиста, что «смерть за правду» – это хорошо!
Х. КАСТ:
Путем самообразования. Изменить сознание журналиста можно только тогда, когда он сам этого хочет. Все обучающие и образовательные мероприятия, проводимые для журналистов, будут действенны только, если сам журналист хочет измениться.
НУРУЛЛО, Душанбе
Почему таджикоязычные газеты не могут конкурировать с русскоязычными? Я имею ввиду газеты, которые появились после “Неруи сухан” и “Рузи нав”.
З. АБДУЛЛАЕВ:
Я не согласен с такой формулировкой. Скажем тираж газеты «Оила» значительно выше тиража нашей газеты «Факты и комментарии». В творческом плане таджикоязычная журналистика не слабее русскоязычной, хотя в тоже время определенная разница есть. Она скорее связана с ориентацией СМИ на определенные категории читателей, у каждой из которых свое восприятие, менталитет.
Н. КАРШИБОЕВ:
Я думаю, что нашим коллегам из таджикоязычной прессы, необходимо умерить свои амбиции и больше работать над повышением качества журналистских материалов. Насколько я знаю, во многих тренингах для журналистов более активно участвуют сотрудники русскоязычной прессы.
АКМАЛ, Турсунзаде
Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, президентские выборы в Таджикистане пройдут в соответствии с демократическими стандартами?
Н. КАРШИБОЕВ:
Судить об этом можно будет исходя из результатов голосования. Если один кандидат наберет более 80-85% избирателей, то трудно говорить о справедливости и демократичности выборов.
З. АБДУЛЛАЕВ:
На мой взгляд, существенных нарушений на предстоящих выборах не будет, так как выбор на самом деле не велик и все фактически уже решено. Думаю, более серьезные нарушения, которые повлияли на ситуацию сейчас, были допущены еще в ноябре-декабре 2004 года и в феврале 2005 года, когда состоялись выборы в парламент. Остается только надеяться, что наши власти и общество в целом, в скором времени созреют до проведения настоящих прозрачных и честных выборов. Но над этим надо работать сейчас каждому из нас и свобода слова – один из залогов этого.