2
Октября Воскресенье
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

Вопрос Послу ФРГ Хольгеру Грину: какая разница между «красным» и «зелёным»?

2 июля 2016, 10:28

 
Avesta.Tj | 02.07.2016 | На
сайте «Центразия.ру» и на страницах Фэйсбука прочитал заметки, что в начале
июня сего года вопрос немецкого дипломата, имеющего практический опыт работы в
государствах, где горстка пройдох «горит желанием» совершать разноцветные
революции (не исключено, что цвет и идеи революции обозначаются и с подачей и
благими рекомендациями «Дойче Ботшафт»), вызвал бурную дискуссию среди участников
встречи Целевой группы «Роль ОБСЕ В Таджикистане».
 
На сессии по военно-политическому измерению в рамках
указанной встречи посол Хольгер Грин обратился
к присутствовавшим с вопросом, «какие меры предпринимаются Таджикистаном для
предотвращения радикализации общества, кроме как арест и осуждение подозреваемых
в терроризме». Если заметить, до постановки своего вопроса Посол сам же с
присущим немцам «свободомыслием» отвечает на свой риторический вопрос. И тут на
риторику Посла возникает вопрос как на самом деле нужно бороться с терроризмом
и экстремизмом, нужно ли нам следовать рекомендациям Посла или же внедрить
практику немецких спецслужб в этой сфере.
 
Что касается немецкой практики по
предотвращению терроризма и экстремизма и борьбе с этим злом, то она
заслуживает особого внимания. Полиция и спецслужбы Германии долго не
разговаривают с террористами и не теряют время на их воспитание, а просто физически
их уничтожают, а судебные дела потом уладят. Те, кто угрожают «национальной
безопасности Германии» подлежат уничтожению. Для примера, достаточно вспомнить
операцию немецкого спецназа в июне 2016 года в городе Фирнхайм на западе
Германии. Если какие-нибудь лица, организации или запрещенные партии угрожают
безопасности отдельно взятых государств и регионов, то тут Германия начинает во
все двери стучать, что мол они не террористы и не экстремисты, а узники совести
и борцы за демократию и права человека. Так что у «доброжелательных» немцев, с их
правовой точки зрения, уничтожение террористов, «прослушка» разговоров и
наблюдение за полем действия террористов и экстремистов в информационном
пространстве получаются «идеально», потому что они немцы, носители высоких
идеалов и являются отцами «современного права и правосудия». А другим странам
необходимо действовать по тому рецепту, который предлагают немцы.
 
Теперь обратим внимание на немецкий
«рецепт», в частности рекомендации Посла Грина о путях предотвращения
экстремизма и терроризма. Для примера не нужно далеко ходить. Как показывает работа
немецких «аусбилдеров» (инструкторов) в Афганистане, обучение и тренинги местных
специалистов ни к чему хорошему и обнадеживающему не привели. Кроме тех
дивидендов, которые получили сами же немецкие организации, работающие в зоне
повышенной безопасности, т.е. в Афганистане. А это не малые деньги.
 
Результат благородной и гуманитарной миссии немецких
«аусбилдеров» заключается в том, что север Афганистана, где с 2001 по 2015 гг.
находился немецкий контингент, превратился в «Северный Вазиристан» и основные
лагеря по подготовке террористов расположены именно в северных и северо-восточных
районах Афганистана, то есть ближе к границам стран Центральной Азии и Китая.
Современные оружия и техника в руках Талибан и членов ИГИЛ и они пользуются им
намного лучше и, с точки зрения военной тактики, более грамотнее и
целенаправленнее, чем местная полиция и силы национальной безопасности. Не
понятно чему и кого обучали в Гиндукуше немецкие специалисты, и по какому
«рецепту»?! Представьте себе, что террористы из «ИГИЛ», Талибан, ИДУ, Ансаруллах,
Лашкаре Тайиба, Исламского движения Восточного Туркестана, Хизб-ут-тахрир и
других террористических и экстремистских организаций создают лагеря подготовки
и диверсии на польско-немецкой границе, и как поступала бы Германия в этом
случае?!!
 
А то, что представители экстремистских
организаций как «Братья мусульмане», «Джабхат-ун-нусра», салафитская партия
«ан-Нур» и близкие их идеалам и целям исламистские партии из стран Центральной
Азии чувствуют себя в Германии как дома, ни кого не удивляет. Ибо они часть
немецкого «Реалполитик» и друзья Германии по вопросам «толерантности, гуманизма
и прав человека в исламском мире».
 
На первый взгляд человек, далекий от понимания немецкой «Реалполитик» и
закулисных игр у «Бранденбургских ворот», воспринимает риторический вопрос
Хольгера Грина (или его позицию) с особым воодушевлением, ибо «немецкий холодный
ум» не может оставлять человека равнодушным.
 
Даже радикалы и
«ненасильствующие экстремисты» в соцсетях начали восхвалять Посла Германии за
то что он выступает их адвокатом, понимает благие идеалы и цели «настоящего джихада
и исламского возрождения», а его Родина- Дойчланд обеспечивает их хлебом
насущным и «майданом» в берлинском Александрплатце. Даже обожествляли Канцлера
Германии фрау Меркель (заметьте главу Христианско-демократического союза) как
защитницу «чистого Ислама», читали «витр» (дополнительная ночная молитва) за ее
долгую власть и за ЕС – единого, неразрушимого и карающего грешных стран органа.
«Спящие Джихадисты» и «Исламистские реставраторы», сытые баварскими
сосисками и австро-бельгийскими «чоколадами», правильно оценивают работу своих «Чрезвычайных
Европейских Посланников» в Таджикистане. Их можно понять.
 
В самой
Германии за последние 15 лет миграционная политика набирает особый характер.
Например, «ненасильствующий эстремист» или «узник совести» приезжает в Германию
из Ливии, Афганистана, Сирии, Ирака или из других стран и проходит своеобразную
адаптацию и социализацию в «специализированных гетто для мигрантов». После периода
адаптации кому как повезёт с «аусвайс»-ем (документом) и «арбайтом», т.е.
работой (отсюда произошло слово «Гастарбайтер»). Решение остается за
специальной комиссией для отбора.
 
Как показывают результаты расследования терактов в Нью-Йорке, Париже и
Брюсселе, не повезло тем, кто попал из «немецких гетто» к «джихадистам», но они
«свято» возвратили свой долг «Социальной службе Германии». В любом случае эта
служба забирает свои деньги обратно.
 
Зато повезет «ненасильствующим экстремистам» и «любителям агрессивного
психоза для развития демократии», кого немецкие дипломаты и депутаты любят крестить
«узниками совести и свободы прессы». «Социальные службы Германии» будут развивать
(т.е. контролировать) их мысли, помогать (т.е. рекомендовать) как правильно
написать революционные плакаты и лозунги, а также как себя вести во время
митингов и не «гадить» немецкие переулочки. Ибо «Фатерланд» «копейку» тебе не
даст, если не будешь работать во благо «высоких идеалов Европы». Если помните
фильмы про Вторую мировую войну, везде у входа в нацистских концлагерях было
написано «А́рбайт махт фрай»,
что в переводе означает «Труд делает свободным».
 
Слышал, что в каком-то университете в Гамбурге
при финансовой помощи ОБСЕ даже открыли Исследовательский Центр по изучению
проблем мусульманского мира. В этом центре бывшие немецкие дипломаты (не удивительно,
что из бывшего ГДР), сотрудники НПО и действующие политологи «учат» радикальных
исламистов, как «нужно ладить» со «светским государством» и какую «образованную
массу» использовать для возвышения «Зеленого» или «Черного» флага. Бывшие
дипломаты и сотрудники «Штази» (спецслужба ГДР) имеют хорошую практику работы с
«партизанами» и «борцами за свободу» и их «печальный опыт» наконец-то
востребован новой и сильной Германией.
 
Вспомнил, какой вопрос хотел задать Послу ФРГ Хольгеру Грину. Я хорошо
помню кульминацию «холодной войны», то есть период конца 60-х до середины 80-х
гг. прошлого века. Изучал в институте немецкий язык и часто в сообщениях
советской прессы о «революционной жизни» Западной Германии и борцах за
«гуманизм», «коммунистические идеалы» и «свободу трудящихся» читал
воодушевляющие статьи о членах и деятельности «Фракции Красной
Армии» (РАФ, RAF — нем. Rote Armee Fraktion). «Героизм» этой фракции в указанных мною
периодах напоминает в чем-то сегодняшних «Джихадистов»,
«Исламистских реноваторов» и «узников совести и свободы слова», т.е. история повторяется
и как говорил еще в 14 веке «отец английской поэзии» Джефри Чосер «нет того
нового обычая, который не был бы старым»! Члены РАФ тоже обожествляли советское
руководство и получали помощь от стран социалистического лагеря.
 
Правительство ФРГ и спецслужбы этой страны более 40 лет охотились за
членами РАФ всеми доступными легальными и нелегальными средствами, многих
физически уничтожали без суда и следствий, некоторых посадили «пожизненно» и по
ныне ищут «спящих» членов РАФ. И отсюда возникает вопрос – какая разница между «красным»
и «зелёным». Если не ошибусь, на немецком языке звучит так: «Вас ист дер
Унтершид цвишен рот унд грюн?»
С уважением, поклонник произведений Баха, Гёте и Ремарка, Абдуваххоб
Орипов