5
Августа Среда
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

Китай и Центральная Азия: границы закрыты, сотрудничество развивается

6 июля 2020, 17:00

 

 

 

 

Avesta.Tj | 06.07.2020 | С начала 2020 года пандемия COVID-19 охватила весь земной шар. Короназло принесло с собой страдания для миллионов людей, нанесло тяжёлый урон мировой экономике. В тоже время борьба с пандемией коронавируса предоставила новый шанс для сообщества наций сплотиться, действовать сообща для спасения жизни людей, смягчения колоссального экономического ущерба. Не все страны и не везде воспользовались этим шансом. Несмотря на это важно, не теряя времени, извлечь ценные уроки из коронакризиса, осмыслить накопленный опыт и наращивать потенциал противостояния перед нынешним и последующими испытаниями транснационального характера. Не политизировать проблему, а сфокусировать внимание на использовании лучших практик для достижения лучшего результата.

Координировать усилия

Китай и государства Центральной Азии с первых дней возникновения эпидемии были нацелены на совместное решение именно этой задачи. Координация коллективных усилий и взаимная поддержка, традиционная для добрососедских отношений Китая и стран Центральной Азии, с новой силой проявились в условиях чрезвычайной ситуации, способствовали смягчению угрозы распространения эпидемии. Напомню: правительства стран Центральной Азии в числе первых тридцати государств и международных организаций в середине февраля 2020 года направили в Китай гуманитарную помощь, которая включала в себя самые необходимые медикаменты. Помощь была принята с благодарностью несмотря на то, что Китай располагал достаточными собственными силами и возможностями для борьбы с эпидемией коронавируса. Особо ценной для китайского народа была прежде всего моральная поддержка и широкая солидарность с жителями города Ухань и провинции Хубэй, которые первыми лицом к лицу столкнулись с неизвестной ранее и, как оказалось, весьма опасной и коварной болезнью. Потому так эмоционально и трогательно звучало в те тревожные, полные драматизма дни обращение к ним миллионов людей: «Мы Вместе!».

Крепить солидарность

Что примечательно, когда спустя время эпидемия коронавируса дошла до Центральной Азии, уже Китай в числе первых направил своим партнерам необходимую помощь в виде медицинской техники и оборудования, медикаментов и средств защиты. При этом, и это важно подчеркнуть, помощь направлялась не только от правительства КНР, но и от китайских провинций, городов-побратимов, государственных и частных компаний, благотворительных фондов и общественных организаций. В этом проявилось особое качество сложившихся отношений углубленного стратегического партнёрства между Китаем и странами Центральной Азии, совместная заинтересованность в укреплении взаимодействия в целях обеспечения безопасности общественного здоровья в регионе и на международном уровне. Стороны прекрасно понимали, что помогая друг другу они приближают победу над пандемией в регионе ЕврАзии на глобальном уровне.

Делиться ценным опытом

Как известно, в Китае – самой населённой стране мира – удалось за относительно короткий период добиться, казалось бы, невозможного: остановить распространение коронавирусной инфекции с наименьшими потерями человеческих жизней. Передовой опыт Китая представлял большую ценность для обширного региона ЕврАзии и мира в целом. Для центрально-азиатских стран – ближайших соседей Китая – крайне важно было не только изучить «формулу китайского успеха» в противостоянии коронавирусу, но и определить новые грани сотрудничества как в двустороннем, так и в многостороннем форматах. В первую очередь, речь шла о практике комплексного применения чрезвычайных карантинных мер в Китае; методиках действенного лечения больных при отсутствии вакцины; опыте тестирования и научно-просветительской работы среди населения; обеспечения в короткие сроки лечебных учреждений современной медицинской техникой и инвентарем; переподготовки кадров и т.д.

Важно было также понять, может ли объединение тысячелетнего опыта традиционной китайской медицины и достижений актуальной китайской научной мысли в сфере медицины дать синергический эффект в поиске и нахождении противоядия коронавирусу? Страны Центральной Азии, в свою очередь, могли предложить Китаю собственные наработки в сфере борьбы с эпидемиями и инфекционными заболеваниями, предоставить научные и производственные базы для скорейшей разработки вакцины. Имелось также ввиду и обращение к неисчерпаемой «кладовой» народной медицины, у истоков формирования которой стоял Авиценна. Другими словами, общая беда должна была дать дополнительный импульс совместному развитию. Строительство «сообщества единой судьбы человечества», как известно, лучше вести вместе с добрыми соседями.

Тесно взаимодействовать

Основные направления сотрудничества на период пандемии и ближайшую перспективу были обсуждены в конце февраля-начале марта во время рабочей поездки Члена Политбюро ЦК КПК Китая Ян Цзечи в Казахстан, Таджикистан и Узбекистан. Визит в регион одного из высокопоставленных руководителей Китая получил своё ожидаемое развитие. Контакты (уже в режиме онлайн) были продолжены на уровне министров здравоохранения, торговли, иностранных дел, руководителей финансовых институтов и торговых палат. Главное, – активный диалог не ослабевал между главами государств Китая и Центральной Азии. На фоне пандемии коронавируса поддержание контактов и тесное взаимодействие между сторонами, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества, имело исключительно важное значение. В первую очередь по причине того, что из-за угрозы распространения пандемии коронавируса регулярное авиасообщение с Китаем было приостановлено, наземные границы были закрыты, деловые и туристические поездки были отложены до лучших времён.

Объединять усилия

Прежде всего, стороны сконцентрировали внимание на совместном противодействии коронавирусу. В Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан по просьбе сторон были направлены группы высококвалифицированных китайских специалистов, прошедших тяжёлые испытания «коронаогнём». В делегации входили также специалисты традиционной китайской медицины, которая хорошо зарекомендовала себя в Китае при профилактике и лечении коронавируса. Китайские врачи-инфекционисты познакомились со своими коллегами, посетили карантинные комплексы и инфекционные больницы, провели ряд семинаров и обучающих тренингов, обменялись опытом борьбы с эпидемией. Накануне визитов и после возвращения были активно использованы форматы тематических видеоконференций, видеосеминаров и видеоконсультаций, которые хорошо зарекомендовали себя и по договоренности сторон будут внедрены в повседневную практику.

Известно, что пандемия придала дополнительное ускорение развитию телемедицины в Китае: бесконтактный способ общения был самым безопасным для врача и пациента в период карантина. Очевидно, что практика дистанционного консультирования в острый период пандемии может открыть путь к новым, многообразным формам сотрудничества между Китаем и странами Центральной Азии в ближайшем будущем. И не только между ними. Для этого, безусловно, необходимо иметь мощную Интернет-сеть, отвечающую самым современным требованиям.

Укреплять партнёрские отношения

Контакты специалистов Китая и Центральной Азии кроме всего прочего дали импульс развитию долгосрочных партнёрских связей между профильными медицинскими учреждениями. Важным достижением сотрудничества последних трёх месяцев стало также укрепление основ для взаимодействия в сфере обмена новейшими технологиями, производства медицинской техники, оборудования и материалов. Пионером сотрудничества выступил фармацевтический завод, расположенный в технопарке China-Uzbekistan Medicine Technical Park, который в рекордные сроки, – уже в начале июня 2020 года произвёл лекарство, разработанное Институтом биоорганической химии Академии наук Узбекистана и протестированное китайскими учеными. Созданный научным «дуэтом» препарат продемонстрировал высокие показатели: удалось добиться снижения воздействия коронавируса SARS CoV-2 на 78,3%.

Хорошие перспективы открылись для создания совместных медицинских центров и клиник традиционной медицины, эффективного использования богатейшего разнообразия лекарственных растений, распространённых на пространстве Центральной Азии. Примечательно, что первое в Центральной Азии совместное лечебное учреждение открыло свои двери в середине июня 2020 года в Ташкенте – вслед за визитом китайской делегации. Китайско-узбекский центр традиционной медицины призван оказывать комплексные медицинские услуги, включающие в себя лечение, профилактику и реабилитацию. Не исключено, что он станет местом долгожданной встречи медицинской практики народов соседей, как это было во времена Великого Шелкового пути.

Не ориентироваться на мрачные прогнозы

На этом фоне некоторые авторитетные международные и региональные финансовые институты и аналитические центры «соревновались» в мрачных прогнозах относительно среднесрочных перспектив инвестиционного и торгово-экономического сотрудничества с Китаем ссылаясь на то, что он сам несет большие потери из-за глобального экономического кризиса, вызванного пандемией COVID-19. К примеру, эксперты агентства Fitch Solutions «предсказали» возможный пересмотр Китаем своей инвестиционной политики в рамках Инициативы Пояс и Путь, а также сокращение транзитной торговли через страны Центральной Азии. Реально складывающаяся картина оказалась несколько иной, а в отдельных случаях, – прямо противоположной.

Развивать инвестиционное сотрудничество

В частности, пандемия коронавируса не смогла остановить инвестиционные программы Китая в Центральной Азии. Вот лишь несколько примеров. Так, первая в Центральной Азии мобильная связь стандарта 5G на оборудовании Huawei заработала в Таджикистане в конце февраля 2020 года. Ожидается, что китайские IT-технологии нового поколения могут появиться в крупных центральноазиатских городах до конца текущего года. В апреле 2020 года государственные нефтяные компании Казахстана и КНР создали на казахстанском юге совместное предприятие по производству стальных труб для транспортировки нефти, газа, воды и нефтепродуктов. Весной текущего года «второе дыхание» получила самая крупная в Центральной Азии ветровая электростанция «Жанатас» мощностью 100 МВт. Первая фаза китайско-казахстанского «ветрового» гиганта была сдана в эксплуатацию ровно год тому назад. Далее, при поддержке китайской госкорпорации China Oil and Foodstuffs Corporation в г. Душанбе в конце апреля 2020 года был модернизирован крупный мукомольный комбинат, способный перерабатывать 400 тонн пшеницы в сутки. Примеры можно продолжать.

С новой силой раскрылся транзитно-транспортный потенциал стран Центральной Азии. В начале июня 2020 года из г. Ланьчжоу (провинция Ганьсу, КНР) на станцию Мары (Туркменистан) по мультимодальному маршруту транзитом через Кыргызстан и Узбекистан была отправлена первая партия грузов из 25 крупнотоннажных контейнеров. Основными операторами поезда выступили китайская логистическая компания «JST Logistics Corporation LTD» и транспортно-экспедиторская компания Узбекистана. К перевозке автомобилями-контейнеровозами на участке от железнодорожной станции Кашгар (КНР) до железнодорожной станции Ош (Кыргызстан), было привлечено совместное узбекско-китайское предприятие ООО «Silk Road International». Протяженность нового транспортного коридора составляет 4380 км, что на 300 км короче маршрута через Хоргос (Казахстан) и позволяет сэкономить пять дней пути.

В свою очередь, китайские и казахстанские железнодорожники договорились увеличить грузопоток через пограничные переходы Достык-Алашанькоу и Алтынколь-Хоргос. По данным компании «Грузовые перевозки» казахстанских железных дорог за первые пять месяцев 2020 года объем перевозок между КНР и Казахстаном составил 8 млн тонн, что на 28% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Очевидно, что «движение навстречу друг другу», а также совместные меры способствуют ежегодному наращиванию объемов грузоперевозок, а приграничные станции имеют для этого все технические возможности.

Эффективнее использовать общие возможности

Ограничения на пересечение границы, повсеместно введённые в целях сдерживания распространения вируса, значительно повысили роль и значение «сухих портов» и приграничных переходных пунктов между Китаем и странами Центральной Азии. При временно закрытых государственных границах они, по сути, стали ключевыми «торговыми воротами», открывающимися с Востока в ЕврАзию и обратно. Мощная приграничная инфраструктура, на строительство которой ушли годы, продемонстрировала свою высокую надежность и эффективность, взяла на себя основную нагрузку в поддержании внешнеторгового оборота между соседними странами и далее с Европой. Цифры и факты наглядно подтверждают это.

Алашанькоу вирус не помеха

Важным каналом международной торговли Китая со странами Центральной Азии выступили, прежде всего, казахстанские железнодорожные, автомобильные и нефтепроводные порты. Среди всех сухопутных портов Китая лидирующее место в течении последних 15 лет занимает контрольно-пропускной пункт Достык-Алашанькоу. Ежегодно здесь обрабатывается до 200 тысяч стандартных железнодорожных контейнеров. С января по апрель 2020 года через КПП прошло 1211 поездов или 109 тысяч стандартных контейнеров TEU, что соответственно на 28% и 37% выше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. При этом, в апреле 2020 года общий объем импортных и экспортных грузов в железнодорожном порту Алашанькоу достиг 1,362 млн. тонн, увеличившись на 43,4% в годовом исчислении. Это достижение стало новым максимумом за последние три года в объеме импорта и экспорта за один месяц. Стоит также отметить, что через «сухой порт» Алашанькоу прошли 41,5% от всех поездов по маршруту Китай-Европа, – это наивысший показатель среди всех КПП Китая. Заметим, что все указанные показатели достигнуты в условиях пандемии коронавируса.

По состоянию на 1 октября 2019 года действовало 14 основных железнодорожных маршрутов, в рамках которых грузовые поезда из Китая добираются до России, Польши, Германии и других стран. 12 мая 2020 года из города Шэньчжэнь (провинция Гуандун, КНР) через Казахстан и Россию направился новый эшелон с грузами для Европы, который ознаменовал открытие нового пятнадцатого маршрута «Китай-Европа» через КПП Алашанькоу. Именно этот «сухой порт» демонстрирует стабильный рост грузовых железнодорожных перевозок с момента запуска первого международного грузового поезда через КПП в 2011 году. За девятилетний период Алашанькоу стал основным каналом для выхода китайских товаров на Запад в рамках международных грузоперевозок Китай-Европа. Важно отметить, что также неуклонно растет коэффициент загрузки товаров грузовых поездов через КПП в обратном направлении – из Европы в Китай. Если зафиксированный в 2014 году показатель составлял лишь 9,1%, то к 2020 году он вырос до 73%.

Активно внедряются в работу «сухого порта» новые технологии и виды деятельности. 21 января 2020 года на КПП Алашанькоу открылись услуги трансграничной электронной торговли (ТЭТ). За короткий срок они стали неотъемлемой частью двусторонней и международной торговли: 21 мая 2020 года, ровно через четыре месяца, местная таможня оформила торжественно посылку с порядковым номером 10 млн (!). Таким образом, через Алашанькоу ежедневно в среднем проходило 83 тысячи посылок. Судя по устойчивому ежемесячному приросту, к концу 2020 года число посылок может достичь 30 млн.

Ещё одно важное событие в Алашанькоу произошло в последний день мая 2019 года: на границе «сухого порта» было запущено строительство крупнейшей в Центральной Азии скотобойни. Первая очередь объекта была завершена в рекордные сроки, – к концу 2019 года, карантин на скотобойне ежегодно могли проходить до 150 тыс. голов крупного и мелкого скота. К концу 2020 года пропускная способность должна достигнуть почти 200 тысяч голов в год. Как ожидается, мясо в Китай будут поставлять 10 тыс. казахстанских скотоводческих ферм, а также до шести тысяч предприятий пищевой промышленности. Таким образом, Алашанькоу стал первым в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР погранпереходом для импорта живого скота напрямую из Казахстана, – а казахские животноводы вошли в число крупнейших поставщиков мясной продукции взыскательным китайским потребителям.

Хоргос работает стабильно

Свой вклад в двустороннюю и международную торговлю вносит крупнейший в мире «сухой порт» Хоргос. С января по ноябрь 2019 года таможня Хоргос проконтролировала в общей сложности 3044 поезда, следующих по маршруту Китай-Европа, что больше на 83,8% по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, а объем грузов составил 2,78 млн. тонн. Большой популярностью среди граждан Китая и Казахстана, а также иностранцев пользуется одноименный Международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС). В 2019 году его посетило 7,8 млн. туристов, что на 45,2% больше, чем годом ранее. По состоянию на 30 апреля 2020 года количество посетителей Международного центра пограничного сотрудничества достигло 908 тыс. человек. В условиях катастрофического падения международного туризма такой объём приема туристов можно отнести к достижениям.

Знакомясь с впечатляющей статистикой динамичного развития МЦПС за последние пять лет, удивляешься как, например, корреспондент The New York Times, ранее посетивший Хоргос, в качестве главной достопримечательности увидел лишь «стоящий в гордом одиночестве лимузин Cadillac, предлагающий китайским гостям туры по пустынному ландшафту». Близорукостью, видимо, страдает и автор International Policy Digest, который считает, что «Хоргос, – один из самых амбициозных проектов «Пояса и Пути», – приносит явно неутешительные результаты». Радует одно: проносящиеся мимо поезда в Европу и нагружённые товарами автомобили, а также сотни тысяч гостей Международного центра пограничного сотрудничества «Хоргос» видят перед собой абсолютно другую картину.

Важное место в двусторонней внешней торговле занимают и три других автомобильных контрольно-пропускных пункта на казахстанско-китайской границе: Бахты (Восточно-Казахстанская область) – Бахты (СУАР, КНР), насчитывающий 200-летнюю историю; Майкапчагай (Восточно-Казахстанская область) – Цзимунай (СУАР, КНР), исторически служивший важным выходом Синьцзян-Уйгурского автономного района на рынок Центральной Азии; а также Калжат (Алматинская область) – Дулата (СУАР, КНР), объём ежедневного транзита через который до конца 2020 года обещает достигнуть 3,5 тысяч автомобилей.

Данные таможни Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР показывают, что несмотря на жёсткие карантинные меры за первые пять месяцев 2020 года внешнеторговый оборот СУАР КНР и Казахстана составил 3,435 млрд. долларов, снизившись лишь на 1,2% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Снижение есть, но, как видим, оно не носит драматического характера.

Иркештам и Торугарт набирают скорость

После трехмесячной паузы возобновили свою работу два контрольно-пропускных пункта на кыргызско-китайской границе: Иркештам (Ошская область) – Иркештам (СУАР, КНР), – самый западный в Китае сухопутный пограничный переход и высокогорный Торугарт (Нарынская область) – Торугарт (СУАР, КНР). Иркештам известен тем, что в этих краях в давние времена пролегали караванные дороги Великого шелкового пути, а в наши дни он превратился в один из важных объектов вдоль «Пояса и Пути». КПП Торугарт расположен на Торугартском перевале, на высоте 3795 м на границе между Китаем и Кыргызстаном. Суровые климатические условия и тяжелые условия труда и жизни в свое время ограничивали развитие приграничной торговли. В декабре 2019 года была завершена модернизация инспекционно-досмотрового комплекса на КПП Торугарт, который отныне отвечает мировым стандартам. Оба КПП играют важную роль во внешнеторговом обороте двух стран.

По данным таможни СУАР КНР за первые 5 месяцев 2020 года внешнеторговый оборот СУАР и Кыргызстана составил 584 млн. долларов, снизившись на 48,3% по сравнению с 2019 годом. При этом, важно иметь ввиду три ключевых фактора, повлиявших на изменение позитивной картины двусторонней внешней торговли: закрытие границ накануне Нового года по Лунному календарю, плохие погодные условия и введение жестких карантинных мер в связи с эпидемией коронавируса. Нет сомнений, что по мере стабилизации эпидемиологической ситуации, Иркештам и Торугарт – два «кыргызских иноходца» – быстро нагонят отставание.

«Небесные ворота» открыты для сотрудничества

Похожая ситуация и на контрольно-пропускном пункте Кульма (Горно-Бадахшанская автономная область, Таджикистан) – Карасу (СУАР, КНР) – единственном сухопутном пункте пропуска на китайско-таджикской границе. КПП находится на высоте 4,5 тысячи метров и является одной из самых высоких точек пересечения государственных границ в мире, совсем немного уступая перевалу Хунджераб (граница Пакистана и Китая). Несмотря на суровые природные условия за первые 10 лет после открытия (с 2004 по 2014 гг.) КПП Кульма-Карасу пересекли чуть менее 120 тысяч граждан обеих стран; было перевезено около полутора миллиона тонн различных грузов на общую сумму свыше 7 млрд. долларов. Грузооборот из года в год стабильно рос, по праву закрепляя за переходным пунктом романтическое название «Небесные ворота». Только в 2014 году через эти «торговые ворота» на Крыше мира было перевезено почти 415 тысяч тонн грузов на общую сумму 1 миллиард 580 млн. долларов, что составило свыше 60% от общего внешнеторгового оборота между Китаем и Таджикистаном. С первого декабря 2016 года КПП Кульма-Карасу перешел на круглогодичный режим работы. В 2019 году внешнеторговый оборот через «Небесные ворота» составил 1,1 млрд долларов.

По данным таможни СУАР КНР за первые 5 месяцев 2020 года внешнеторговый оборот СУАР и Таджикистана составил 167 млн. долларов, снизившись на 43,4% по сравнению с 2019 годом. Причины известны, они носят объективный и временный характер. Главное, несмотря на строгие карантинные меры, предпринятые обеими сторонами, грузооборот через КПП Кульма-Карасу в этот сложный период не был приостановлен полностью. В январе-мае 2020 года объем экспорта из Китая в Таджикистан составил 16 тысяч 900 тонн, а импорта – 300 тонн. Ожидается, что с учётом накопленного пятнадцатилетнего опыта, успехов в борьбе с пандемией и благоприятных погодных условий стороны смогут наверстать упущенное в самые короткие сроки.

Шаг назад, два вперёд

8 «сухих портов», о деятельности которых мы рассказали, важная, но все же малая часть общей живой картины сотрудничества между Китаем и странами Центральной Азии. Стратегическое партнёрство, обращённое в будущее, носит многоплановый, глубокий, доверительный и взаимоуважительный характер. затрагивает практически все аспекты двусторонних и многосторонних отношений. Это – тема отдельного обстоятельного исследования, к которому мы обязательно вернёмся. В настоящее же время все силы направлены на борьбу с пандемией коронавируса.

Положение с распространением вируса в Китае и странах Центральной Азии, равно как и в мире, далеко до полной стабилизации. COVID-19 стал серьёзным вызовом и испытанием для всех. Стало также очевидным, что совместного противостояния короназлу далеко недостаточно для полной победы над ним. Важно максимально использовать имеющиеся общие возможности для того, чтобы сделать постпандемический мир лучше, а сотрудничество эффективнее. Вынужденный шаг назад необходимо использовать для того чтобы, собрав все силы, сделать два больших шага вперёд. Для этого важно не только адаптироваться к меняющейся ситуации, но и вместе выйти из неё не слабыми, а сильными. Ведь, как известно любой кризис — это возможность для поиска новых путей успешного развития. Китай и государства Центральной Азии решительно настроены на укрепление взаимодействия в борьбе с пандемией и скорейшее восстановление полномасштабного торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, повышение качества жизни и человеческого капитала в интересах своих стран и народов, в интересах стабильного развития региона ЕврАзии и всего мира.

Автор: доктор политических наук, экс-генеральный секретарь ШОС (2016-2018 гг.) Рашид Алимов

Источник «Женьминь жиба

о»