20
Ноября Среда
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 9.4200
  • image description EUR 10.9253
  • image description RUB 0.1421
  • image description Brent 71.89
  • image description WTI 66.60
  • image description Золото 1,208.76
  • image description LME.Alum 2,078.00
  • image description CT 87.15

Таджикский эксперт сомневается в выводах ВБ по тарифам на электроэнергию

29 апреля 2019, 13:52

Avesta.Tj | 29.04.2019 | 16-17 апреля 2019 года представительство Всемирного банка (ВБ) в Таджикистане и ОАХК «Барки Точик» (БТ) на своих веб-сайтах опубликовали проект заключительной версии отчета «Оценка экологических и социальных систем (сектор энергетика)». Отчет не содержит наименование организации исполнителя (титульного листа), не указан список исполнителей, не включает резюме и в нем нет введения. Тем не менее, этот отчет рассматривается нами как документ ВБ.

Основная часть отчета начинается с краткой характеристики энергетической отрасли Таджикистана. Записано, что «энергетический сектор состоит из компании «Барки Тоджик», трех независимых производителей электроэнергии и концессии в ГБАО, включающей производство и распределение электроэнергии». Далее упоминается наименование только двух независимых производителей электроэнергии (ГЭС Сангтуда-1 и Сангтуда-2). Что относится к третьему независимому производителю электроэнергии? Неизвестно.

Далее написано: «Барки Тоджик был в бедственном положении из-за, а) тарифов ниже уровня возмещения затрат»; Такое утверждение, на мой взгляд не соответствует действительности. Тарифы всегда были многократно выше уровня затрат на производство электроэнергии. Так, например, удельные затраты на производство электроэнергии по Нурекской ГЭС (основной производитель электроэнергии в Таджикистане) до недавнего времени никогда не превышало одного дирама за кВт. час.

Очерчиваемые в отчете комплекс проблем №2 являются на мой взгляд истинными, основными вопросами неблагополучного положения дел в БТ. Здесь совершенно справедливо отмечается, что «Финансовые проблемы Барки Тоджик также вызваны отсутствием планирования инвестиций и расходов и пробелами в бухгалтерском учете и финансовой отчетности. Барки Тоджик также необходимо внедрить надлежащее планирование инвестиций и расходов на генерацию, передачу и распределение».

Далее, в отчете констатируется, что «200 тысяч человек не имеют доступа к электричеству. Около 2,5 процента населения не имеют доступа к электричеству. Однако, как нам известно, правительственные источники приводят совершенно другие цифры и показатели. Так, в опубликованном в конце прошлого, 2018 года правительственном «Национальном докладе о ходе реализации стратегических документов страны в контексте Целей устойчивого развития» отмечается, что «доля населения, имеющего доступ к электроэнергии составляет 99,5%» то есть только всего 0,5 процента населения не имеет доступа к электричеству. В начале же 2018 года, на пресс-конференции первый заместитель председателя БТ заявлял: «к настоящему времени порядка 710 кишлаков остаются не подключенными к энергосистеме республики. Большая часть из указанных населенных пунктов приходится на Хатлонскую область. В большинстве селений проживает по 5-8 семей, а есть кишлаки, где всего 3-4 семьи». Также, по другим источникам известно, что в ГБАО только порядка 30 селений из более 400 пока не имеют электричество.

Исходя из изложенного можно утверждать, что приводимая в рассматриваемом отчете цифра: 200 тыс. чел без доступа к электричеству, является не точным и слишком завышенным.

Далее излагая отраслевой контекст отмечается: «В целях улучшения финансового положения энергетического сектора Правительство подготовило Программу финансового оздоровления Барки Тоджик, которая направлена на повышение операционной эффективности и финансового положения энергетической компании». Думаю, что «Программа финансового оздоровления БТ» это не что иное, как: – санирование – система проводимых мероприятий по улучшению финансового положения компании с целью предотвращения его банкротства.

Санируются обычно предприятия/компании, имеющие форму акционерного общества, каковым является и БТ. Санирование может проводиться самим предприятием или другими, более сильными в финансовом отношении компаниями, банками или государством. Оказывается, наше Правительство РТ обратилось с запросом во ВБ и к другим партнерам по развитию профинансировать «Программу финансового оздоровления БТ». Видимо ВБ принял запрос.

«Запланированный для Программы финансового оздоровления БТ инструмент финансирования, который будет поддерживаться Всемирным банком, – называется Программа для достижения результатов (ПДДР)» – так написано в отчете. В рамках подготовки «Программы для достижения результатов» ВБ необходимо было в контурах ее процедур завершить оценку экологических и социальных систем Программы. В рассматриваемом отчете подробно изложены результаты Оценки экологических и социальных систем (ОЭСС). Результаты интересные. Из четко изложенного текста в рамках системного подхода становятся понятными и ясными цели и задачи оценки. В целом – умный отчет.

Приводимые в «Описании программы» ключевые меры, которых будет поддерживать Программа (ПДДР) в основном, по моему мнению, приемлемые и подходящие для текущих условий функционирования БТ и его систем. Исключительно правильным является запись: «Покупка электроэнергии от Независимого поставщика электроэнергии Сангтуда-1 поможет избежать дефицита поставок». Как нам стало известно совсем недавно, в настоящее время ГЭС Сангтуда-1 загружен со стороны ОАХК «Барки Точик» только на 42,6% от установленной мощности.

Также, заслуживает одобрения поддержка меры по «Экономически обоснованным и финансово приемлемым инвестициям в сектор». По мнению некоторых специалистов, в электроэнергетическом комплексе РТ имеет место избыток совокупной мощности, связанный с переинвестированием в отрасли.

Считаю, что другой ключевой мерой поддерживаемой Программой должно являться: «Сокращение финансовых затрат на производство, передачу и распределение электроэнергии» и «Улучшение эксплуатации и технического обслуживания систем и сетей подведомственных БТ».

Из текста отчета вытекает, что в Таджикистане принята и действует обширная нормативно-правовая база по экологическим аспектам Программы (ПДДР). В отчете приводятся их описание.

Понятно, что выделение экологической и социальной специфики крупномасштабного мероприятия по Программе относительно. Они не являются замкнутыми, так как органически взаимосвязаны, переплетены между собой и являются компонентами одного процесса.

Изложены и также блестяще проанализированы ключевые принятые и действующие нормативно-правовые акты РТ, касающиеся социальных аспектов Программы для достижения результатов. Достоянием общественности стало многое новое.

В окончательной версии отчета хотелось бы получить подробную информацию «о новой тарифной политике на электроэнергию, которая была утверждена Правительством Таджикистана», о котором упоминается в отчете.

В отчете записано, что «компании по передаче и распределению электроэнергии останутся в государственной собственности, но будут управляться Контрактами на управление (Операторами). Далее сказано: компании по передаче и распределению электроэнергии будут управляться частными операторами. Здесь, в окончательной версии отчета необходимо внести предельную ясность. Частные операторы будут местными или международными, возможно совместными? Это ключевой аспект реструктуризации БТ. Преобразования должны осуществляться постепенно, финансово безболезненно, без резкого разрушения старой структуры, без подчинения, в первую очередь коммерческим целям.

Безусловно, акцент на социальные (общественные) аспекты – наивысший приоритет Программы для достижения результатов! Это четко прослеживается из текста раздела «Оценка социальных систем», где обширно и развернуто изложены социальные последствия (как положительные, так и отрицательные) дальнейшего повышения тарифов на электроэнергию. Из изложенного вытекает, что при определении уровня тарифов на электроэнергию государством должно учитываться также их социально экономическое значимость.

Текст раздела гласит следующее: «бедные домохозяйства в среднем (за год) тратят от 9 до 14 процентов дохода на оплату счетов за использование электроэнергии и то, что это является самым высоким показателем в Европе и Центральной Азии. Это, несмотря на то, что тарифы на электроэнергию в Таджикистане являются вторыми самыми низкими в регионе «Европа и Центральная Азия», а энергетическая эффективность остается на низком уровне».

Когда расходы на электроэнергию составляют большую долю бюджета семьи, то их способность платить за здравоохранение, образование, питание и тратить деньги на другие нужды уменьшается. Кроме того, за ежегодными средними платежами могут скрываться скачки цен, которые вызывают крайнюю нужду в месяц Рамазан, когда бюджеты семей испытывают крайнее напряжение. Сокращение финансового бремени расходов на электроэнергию в бюджетах семьи во многих случаях привело бы к увеличению доходов семей.

Далее, на мой взгляд бездоказательно, голословно и ошибочно пишется, что «поставки электроэнергии домохозяйствам по цене, которое не покрывает стоимость выработки и доставки до конечного потребителя, являются регрессивными, не полностью возмещают затраты», издержки производства и т.д.

Однако, нигде в отчете не приводятся какие-либо сведения о затратах по выработке, подаче и распределению электроэнергии. Какие же все-таки комплексные затраты, группы затрат, совокупность затрат? Что, по мнению авторов Отчета входит в структуру затрат и в структуру цены на электроэнергию? Что является практической основой для установления уровня тарифов? Надеемся в окончательной версии отчета получить ответы на эти и другие вопросы.

Ведь, всем нам известно, что полная себестоимость (затраты), которые включают: затраты на выработку, передачу и трансформации, распределение и реализацию (сбыт) электроэнергии в удельном выражении многократно ниже действующих тарифов на электроэнергию. Действующие тарифы перекрывают затраты на производство.

Почему же тогда финансовая жизнеспособность БТ не обеспечивается? В чем кроются причины? Возможно, одной из главных причин помимо проблемы собираемости является инфляция и обесценение местной валюты, а не «низкие тарифы»?

К примеру, согласно данным Таблицы №3 отчета, за период 2013-2018 годы (5 лет) тариф для населения возрос на 76%, при этом, несмотря на это повышение, по моим расчетам тариф за киловатт-час в долларовом эквиваленте снизилась. Было более 2 центов за квт. час стало поменьше. Это таблица ярко иллюстрирует не постоянство, не стабильность и не устойчивость системы тарифа на электроэнергию. Более того, в Таблице №3 не приводятся удельные полные фактические затраты БТ, чтобы сравнить и убедиться в том, что действующие тарифы действительно полностью не возмещают затраты.

Компетентные власти несут ответственность за обеспечение справедливости и оправданности (правомерности) тарифов на электроэнергию.

К большому сожалению, у нас тарифы очень часто пересматриваются в сторону повышения, особенно бытовой тариф. Ведь они должны пересматриваться только в связи с изменениями условий производства и реализации электроэнергии.

Поскольку спрос на электроэнергию не удовлетворяется в холодный период года в полной мере, видимо и определяется повышенный уровень тарифов (потребление сознательно ограничивается). К тому же, для разгрузки источников питания (ГЭС), в часы, сутки сезона пик (холодный период года) бытовые потребители служат в качестве так называемых «потребителей-регуляторов», которые по мнению БТ без существенного ущерба для себя допускают перерывы или ограничения в потреблении электроэнергии. При этом не принимается во внимание факт ухудшения жизненных условий населения (социальный ущерб).

Возможно эффективнее в дальнейшем внедрять «блок-тарифы» – система тарификации, при которой цена возрастает каждый раз после расходования определенного порогового объема. Число порогов, подлежащих дополнительной оплате, как и шаг увеличения цены, должны быть разными. Блок тарифы способствуют достижению целого ряда целей государственной политики, политики ВБ и БТ.

Низкие тарифы на минимальное расходование электроэнергии призваны сделать энергоснабжение доступным (социальный тариф или тариф жизнеобеспечения), но при использовании больших объемов расценки резко должны возрастать. Большие объемы должны позволить «Барки Точик» увеличить эффективность энергоснабжения, препятствуя чрезмерному расходованию электроэнергии, и мобилизовать доход для покрытия расходов.

Таким образом блок тарифы создают потенциал для выравнивания доходов соответственно затратам, выстраивают твердую финансовую модель и в то же время удовлетворяют основные потребности населения в электроэнергии по цене не слишком выше себестоимости и технического обслуживания.

Размер исходной ставки и надбавок за большие объемы варьируется. Надбавки не должны быть особенно велики, цена должна увеличиваться весьма умеренно. При нормальных условиях возрастающие блок тарифы способствуют увеличению доступности электроэнергии и равенству в энергоснабжении.

Активная роль такого тарифа будет проявляться особенно в ее стимулирующей функции – поощрительном или сдерживающем воздействии тарифа на потребление электроэнергии

Возможно, также стоит подумать нам о целесообразности внедрении так называемой системы «поясных тарифов». В советский период в горных районах Таджикистана стоимость электроэнергии для населения составляло 1(один) копеек за кВт. час, а в других частях, в том числе в городе Душанбе 4(четыре) копейки/кВт. час

В целом, по моему глубокому убеждению, действующие тарифы обеспечивают полное возмещение затрат на производство, подачу и распределение электроэнергии, затраты на техническое обслуживание и ремонт, содержание аппарата управления и получение прибыли, достаточной для расчётов с государственным бюджетом и оплаты процентов за кредиты, а также для развития.

В отчете по непонятным причинам сказано, что «косвенные воздействия с ростом цен на электроэнергию на ценообразование других товаров и услуг, не рассматриваются». Почему? Многолетние наблюдения показывают, что с ростом цен на электроэнергию цены на работы, товары и услуги, как правило повышаются. Особенно на хлеб! Иногда, в зависимости от регионов косвенное отрицательное воздействие наравне или превалирует над прямым воздействием от повышения стоимости электроэнергии. Кроме того, надо учесть, что покупательная сила местной валюты – сомони не единая, по отдельным регионам она разная. На эти аспекты необходимо уделять определенное внимание в заключительном отчете.

В целом социальный раздел хорошо разработан, хотя и недостаточно всесторонне, без тщательного анализа социально-экономической структуры общества. В последующем необходимо равномерно и достаточно полно изложить все аспекты сложного круга проблем, связанных с социальными аспектами, с общественным строем.

В отчете совершенно справедливо отмечается: «…в рамках ОЭСС, рекомендуется также оценить целесообразность альтернативных мер по смягчению последствий, таких как льготный тариф для малоимущих (тариф на электроэнергию для жизненно важных нужд)». Это – социальный тариф, о котором говорил выше.

В целом по выводам Отчета «Общий уровень экологического и социального риска оценивается в качестве Высокого». Следовательно, поиск более смягчающих мер и путей должен быть продолжен.

Камолидин Сирожидинов, инженер