17
Января Среда
−4°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 8.8220
  • image description EUR 10.8184
  • image description RUB 0.1556
  • image description Brent 69.96
  • image description WTI 64.48
  • image description Золото 1,340.40
  • image description LME.Alum 2,227.00
  • image description CT 81.22

Правосудие – это право быть осужденным?

23 ноября 2004, 13:39

Вместо предисловия
Участившиеся заявления граждан, руководителей предприятий и учреждений страны свидетельствуют о том, что в ряде судов страны работа не соответствует Конституции. Принятие разноречивых судебных постановлений по одному вопросу, невозможность решить в течение многих лет тяжбу свидетельствует о снижении профессиональных навыков и уровня знаний некоторых судей. Иногда при приеме граждан, исковых заявлений, судьи не соблюдают требования процессуального законодательства, в результате ущемляются права и свободы граждан.
В настоящее время в деятельности судов все еще имеются случаи не соблюдения правовых норм действующего законодательства при рассмотрении дел, из-за затягивания, неправильного определения приговора, а также незаконного осуждения граждан. В итоге только в первом полугодии этого года было отменено 440 приговоров, постановлений или решений судов, из которых были удовлетворены 286 дел. Уверен, что с этими доводами, не будет спорить ни один судья.
Убийца или жертва обстоятельств?
Одним из примеров поверхностного подхода к делу можно назвать дело Зафара Ульджабаева, сына экс-главы Таджикистана Турсунбоя Ульджабаева, который обвиняется в убийстве родной матери. На днях городской суд Душанбе вынес ему обвинительный приговор – 17 лет лишения свободы в ИТК строгого режима с конфискацией имущества. На суде подсудимый и его родственники неоднократно заявляли, что он невиновен, так как был самым близким для матери человеком, а она – «единственной нитью, связывавшей его с  этим миром».
Как же так вышло, что суд признал, сына убийцей собственной матери? Не вдаваясь в подробности убийства, о котором сегодня можно только догадываться, так как ни следствие, ни родственники покойной не смогли представить каких-либо серьезных улик или версий произошедшего, остановимся непосредственно на ходе самого судебного процесса. Ведь именно суд является последней и самой важной инстанцией, определяющей, куда далее идти обвиняемому – на свободу или в тюремный ад.
Стоит отметить, что, по мнению стороны защиты, суд над З. Ульджабаевым был поверхностным и пристрастным. В частности, по словам его адвоката К. Алиева, суд не принял во внимание такие факты, как не доказанность ни одного довода обвинения, а любые сомнения, как известно, по закону должны трактоваться в пользу подсудимого.
Следствие сделало свою ставку на собственноручное признание З. Ульджабаева в совершенном преступлении и это его право. Однако суд не принял во внимание, во-первых, факт того, что в ходе следственного эксперимента подозреваемый вел себя абсолютно не так, как согласно судебной экспертизе было совершено убийство, то есть не знал, как была убита его мать. Во-вторых, и самое главное, он заявил на суде, что был вынужден дать признательные показания в результате пыток, в том числе психологических, чего впрочем, не избежали и некоторые его родственники.
Непонятно также чем руководствовался суд, вынося обвинительный приговор, по четко не установленному мотиву преступления. Не было принято во внимание и наличие шести отпечатков пальцев в доме покойной с не установленными владельцами.
Создается впечатление, что все обвинение строилось на одном стрежне – пристрастии к спиртным напиткам, некогда имевшемся у З. Ульджабаева. В таком случае это уже больше напоминает советскую школу судопроизводства, когда на изгоях общества – алкоголиках или бомжах списывалось не одно серьезное преступление.
Ко всему этому можно добавить факт «утери» (!) прокуратурой района И. Сомони веской улики, которая, по мнению защиты, полностью оправдывала подсудимого – видеокассеты, сделанной с места убийства. Это уже недвусмысленно указывает на тенденциозность данного судебного процесса.
Суд вынес приговор, но так и не нашел ответа на многие вопросы адвоката. Зачем подсудимому необходимо было убивать собственную мать? Как он мог решиться и осуществить такое зверство за пару часов, отведенных ему по версии следствия? Зачем ему надо было вливать в рот покойной спиртовую настойку, имитируя не понятно что? Зачем ему надо было жестоко избивать ее уже после того, как она была мертва, если при этом само следствие исключает умышленность убийства и психические отклонения у подсудимого? Откуда у пожилого человека такие силы? Кто были те шесть посторонних людей, оставивших свои отпечатки в день убийства? Куда пропали золотые изделия и иное имущество, похищенное в доме покойной?
И теперь обобщающий вопрос – можно ли считать справедливым суд, оставляющий такие ключевые вопросы без ответа?
Судам нужна реформа
Данное дело не единственное в этом роде. Можно привести и другие примеры – судебный процесс по делу газеты «Азия-плюс», дело жительницы Душанбе Саодат Кодировой, осужденной на пять лет за причастность к «Хизб-ут-Тахрир» или «Вечернего Душанбе» и другие. Вот в таких же, как эти делах, игнорируются факты нарушения процессуальных норм, имеются отдельные случаи предвзятого отношения к делу и как следствие вынесение необъективных приговоров…
Переоценить значимость системы судопроизводства, ее независимости и профессионализме в деле развития демократии в стране, на мой взгляд, трудно. Без этого мы не только не создадим правового государства, но и не сможем всерьез развить экономику, так как ни один иностранный инвестор не захочет вкладывать средства в такую страну. Поэтому сегодня реформа судебной системы страны должна одним из основных приоритетов государственного развития.
В этой связи необходимо, включить в программу реформ, в первую очередь, значительное повышение уровня оплаты труда судьи и приведение его в соотношение с условиями рынка. Речь должна идти о суммах исчисляемых в сотни и даже тысячи долларов в месяц. Также нужно создать все условия для нормального функционирования судов – провести их компьютеризацию, телефонизацию, обеспечение мебелью и другое.
В тоже время каждый судья должен ежегодно отчитываться перед налоговыми или иными контролирующими ведомствами о размерах своего дохода, состояния баланса недвижимости, предметов роскоши и т.п. В принципе это в большой степени это касается всех госчиновников, так что можно говорить об актуальности реформы государственного управления вообще.
Слово за президентом
Нечто похожее намечается – недавно об этом заявил президент страны на встрече с главой миссии МВФ. В частности за счет полученных сверх плана доходов планируется повышение оплаты труда госслужащих. Хотелось бы, чтобы эти меры не были односторонними, и как отмечено выше, увязывались с повышением ответственности госчиновников, а также судебной и иных ветвей власти.
Но это будет завтра. А сегодня – судьба З. Ульджабаева, одного из сотен ему подобных граждан страны, висит на волоске – быть оправданным или фактически получить пожизненное заключение. Все теперь зависит от Верховного суда.
Как сказал один известный человек, лучше допустить выход на волю десяток виновных лиц, чем посадить в тюрьму одного невиновного. Сложные обстоятельства дела убийства супруги экс-главы Таджикистана Ульджабаева, положение этой семьи в таджикском обществе, требуют тщательного разбирательства и получение 100% уверенности вины подозреваемого. В противном случае мы получим еще одну личную трагедию, а власть – прецедент, когда фамилии известных государственных деятелей, некогда управлявших или ныне управляющих страной, будут в негативном смысле склоняться на каждом углу.