8
Декабря Воскресенье
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 9.4200
  • image description EUR 10.9253
  • image description RUB 0.1421
  • image description Brent 71.89
  • image description WTI 66.60
  • image description Золото 1,208.76
  • image description LME.Alum 2,078.00
  • image description CT 87.15

Что ищет Фонд в краю далеком?

14 ноября 2019, 15:03

Avesta.Tj | 14.11.2019 | В середине февраля текущего года в «Авесте» была опубликована статья о прошедшем в сентябре 2018 года в Варшаве Ежегодном совещании ОБСЕ по человеческому измерению, в котором приняла участие делегация официальных лиц и представителей гражданского общества Таджикистана. Знакомясь с этой публикацией, читатели обратили внимание на деятельность польского Фонда «Глобальные адвокаты» (GlobalAdvocatesFoundation) и его руководителя ТомашаКласовича   (TomaszKlosowicz), установившего сотрудничество с лидером таджикской оппозиции за рубежом Мухиддином Кабири.

В своем новом обзоре автор февральской статьи отмечает, что в преддверии президентских и парламентских выборов в Таджикистане 2020 года повышенный интерес к нашей стране и к ее неправительственным организациям проявляют не только поляки, но и другие европейские политические Фонды.

Экскурс в недалекое прошлое

19 сентября 2019 года в Варшаве на Ежегодном совещании ОБСЕ по человеческому измерению внимание и значительный интерес делегаций 57 стран вызвало выступление члена таджикской делегации Рустама Хайдарова (https://www.osce.org/ru/odihr/431330?download=true).

Рассказав о том, что в последние годы более 100 стран мира стали объектами разрушительных действий террористов, представитель Таджикистана отметил, что «гражданское общество Таджикистана считает, что для обеспечения всеобъемлющей безопасности необходимо принятие совместных мер по борьбе с терроризмом и экстремизмом, а также необходимо устранить факторы их политической, военной и финансовой поддержки».

Аргументируя свои предложения, Рустам Хайдаров напомнил делегатам, что в начале 90-х годов прошлого столетия Таджикистан стал мишенью террористов и экстремистов, в частности Партии  исламского возрождения. Представитель Таджикистана напомнил также, что еще в 1991 году председатель Партии исламского возрождения запрещена в Таджикистане) Мухаммадшариф Химматзода заявил «Независимой газете»: «Основные цели нашей партии – защита ислама,духовное возрождение мусульман и защита их прав. Для достижения своих целей мы планируем участвовать в выборах и прийти к власти. Сейчас религия отделена от государства. Но мы видим, что все больше людей возвращаются к религиозным убеждениям. В Таджикистане более 80%населения — мусульмане, и мы, конечно же, надеемся – это мечта каждого правоверного мусульманина, чтобы ислам был признан государственной религией, мы будем жить по законам ислама».

Говоря о контактах руководства Партии исламского возрождения с зарубежными финансистами, в качестве примера Рустам Хайдаров назвал известную немецкую организацию  Фонд имени Фридриха Эберта. Этот Фонд с персоналом 660 сотрудников, действующий более, чем в 100 странах, по словам докладчика, организовал для руководства этой партии с начала 2000 годов множество тематических семинаров, информационных поездок в Германию и встреч с немецкими экспертами и политиками.

Какие конкретные цели преследовал Фонд Фридриха Эберта, финансируя исламскую партию в Таджикистане, – об этом руководство Фонда не заявляло. Но, как рассказал РустамХайдаров, долгое время получавший немецкие деньги заместитель председателя исламской партии Махмадали Хаит, отвечая 3 ноября 2011 года на вопрос депутата Бундестагаот социально демократической партией Германии, заявил:«В случае прихода партии исламского возрождения к власти в Таджикистане, мы отменим Конституцию и введем в стране религиозное юриспруденцию, то есть нормы Шариата».

«Мягкая сила» Германии

Внимательные наблюдатели за последние 2 года отметили, что кроме Фонда Фридриха Эберта, пожелавшего после приостановки своей деятельности возобновить работу в Таджикистане, в республике активно работают еще несколько подконтрольных Берлину НПО, получающих финансирование из государственного бюджета ФРГ.

Начиная с 2009 года, в Таджикистане работает другой немецкий Фонд имени Ханса Зайделя (HannsSeidelStiftung). В целевой группе, с которой работает Фонд – молодые административные кадры республиканских и местных органов власти, госучреждений и неправительственных организаций. Испытав в течение нескольких лет в Кыргызстане модель развития центрально-азиатских организаций, работающих в области государственного управления, Фонд принял  решение применить данную модель и в Республике Таджикистан. Одним из основных направлений деятельности Фонда является стипендиальная программа обучения молодых специалистов органов власти. При поддержке Фонда Ханса Зайделя к концу 2018 года более сотни госслужащих Таджикистана прошли курсы повышения квалификации в Институте государственного управления Таджикистана.

Еще одной политической неправительственной организацией Германии, изучающей современную политическую ситуацию в Центральной Азии и, в частности, в Таджикистане, является основанный германскими левыми в 1992 году Фонд им. Розы Люксембург(Rosa-Luxemburg-Stiftung).

Уровень контактов руководителей немецких фондов в Таджикистане – весьма высок. Четвертой в списке немецких политических неправительственных организаций, работающих в Таджикистане, является Фонд имени Конрада Аденауэра (Konrad-Adenauer-Stiftung).

5 августа 2019 года заместитель министра иностранных дел Таджикистана МузаффарХусейнзода принял Чрезвычайного и Полномочного Посла ФРГ в Таджикистане Найтхарта Хёфер-Виссинга, председателя парламентской группы «Германия-Центральная Азия» немецкого Бундестага Манфреда Грунда и представителей Фонда Конрада Аденауэра.

Оценивая финансовые возможности немецких Фондов, депутат Государственной Думы России Евгений Федоров заметил: «Это — мощная структура, финансируемая из бюджета Германии: вместе с другими фондами они получают около 2 миллиарда евро, половину которых тратят на работу за рубежом».

Сложно сказать, какими источниками пользовался российский парламентарий, называя суммарный бюджет проектов и программ немецких фондов. Объемы финансирования немецких фондов в Таджикистане не раскрываются, однако, насколько можно судить по имеющимся в открытом доступе цифрам, суммы финансовой поддержки весьма существенны.

Так, согласно данным Татьяны Ланьшиной (Институт международных организаций и международного сотрудничества НИУ Высшей Школы Экономики) число таджикских студентов, получающих образование в Германии, в 2009 году составило 70 человек, в 2010 году – 82, в 2011 году – уже 105 человек, а число стипендий, выделенных Таджикистану в 2012 году, достигло 236.

Нужны ли Таджикистану такие партнеры?

Что ищет каждый из четырех немецких Фондов в далеком Таджикистане за немалые деньги? Оценивая объемы финансирования их работы, кто-то может предположить, что в числе персонала немецких Фондов работают сотрудники  службы внешней разведки Германии БНД (Bundesnachrichtendienst, BND). Выдвигая это предположение, ряд обозревателей приводит аргументы – в 2011 году в Беларуси было закрыто представительство Фонда Фридриха Эберта, а в 2012 году в Новосибирске вслух рассуждали о том, что этот Фонд занимается выявлением болевых точек в регионе и методичным давлением на них. Но есть и немало тех, кто искренне верит, что Германия тратит в в странах СНГ и, в частности, в Таджикистане солидные финансовые ресурсы и обучает у себя перспективных кандидатов, продвигая  западные ценности.

Отвечая на вопрос, нужны ли Таджикистану такие партнеры, есть смысл задать второй вопрос –случайно или нет активизация немецких фондов в Таджикистане совпала с приближающимися в 2020 году выборами президента и парламента Таджикистана?

Насколько можно оценить сегодняшнее состояние контактов таджикских дипломатов с представителями немецких Фондов, прямых доказательств их вмешательства во внутренние дела Таджикистана перед выборами не сегодняшний день не отмечается. И МИД Таджикистана весьма ответственно подходит к выбору партнеров и к аккредитации не только иностранных неправительственных организаций и СМИ, но и отдельно взятых журналистов.

Страны Европейского союза не скрывают свои надежды получить доступ к минеральным и энергетическим ресурса Прикаспия и Центральной Азии в обход России. Не скрывается и другая ключевая цель оказываемой финансовой помощи – одностороннее открытие рынков стран региона для товаров из Европы. Как неоднократно заявлялось на уровне руководства Евросоюза, «в приоритете сотрудничества между ЕС и Центральной Азией должна быть интеграция стран Центральной Азии друг с другом и в международные рынки и транспортные коридоры».

Каким будет для Таджикистана обозримое будущее и насколько удастся европейцам развить свои отношения с горной республикой – покажут ближайшие 5 – 10 лет. Заглядывая же в завтрашний день, можно с высокой степенью вероятности ожидать, что деятельность в Таджикистане немецких Фондов и, возможно, спецслужб ФРГ (а этого тоже исключать нельзя) будет активизирована.

«Европу выслушивают, но стараются иметь дело с теми, у кого есть сила. На западе – это США, на севере – это Россия, на востоке – Китай. Евросоюз сегодня здесь не играет роли, которую мог бы играть», – такое заключение еще в 2010 году сделал известный таджикский политолог Рашид Абдулло. С этими словами авторитетного эксперта можно согласиться и сегодня.

Андрей Захватов, российский публицист