24
Апреля Вторник
+20°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 8.8703
  • image description EUR 10.8537
  • image description RUB 0.1433
  • image description Brent 75.21
  • image description WTI 69.24
  • image description Золото 1,325.10
  • image description LME.Alum 2,295.00
  • image description CT 84.34

Варшава-Киев: «Дружба» с камнем за пазухой

23 марта 2018, 09:52

Avesta.Tj | 22.03.2018 | В своих политических декларациях варшавские власти стараются подчеркивать солидарность с украинским режимом, особенно после того, как последний объявил Россию «агрессором», который, дескать, не только «оккупировал» Донбасс и Крым, но и ведет беспощадную информационную войну против возрождения в соседней стране нацизма и бандеровщины. Но именно поляки, отмечают западные аналитики, на деле менее всего заинтересованы в укреплении украинской государственности, в прекращении гражданской войны, стабилизации внутриполитической ситуации, а уж тем более в возрождении «дружбы и сотрудничества» Киева с Россией. Не случайно, официальная Варшава практически открыто поставляет киевским властям оружие, оказывает учебно-методическое содействие их вооруженным силам, игнорирует Минские соглашения как основы для урегулирования конфликта.

Таким образом, польская сторона делается все возможное для сохранения и углубления внутриполитического хаоса на Украине, поддержания максимальной напряженности и неопределенности в ее отношениях с Москвой, вплоть до развязывания «горячего» конфликта, что эксперты вовсе не исключают. Собственно, в этом, выгодном для Варшавы направлении и продвигаются киевские власти, когда «антитеррористическую операцию» против населения Донбасса недавно переформатировали, как известно, в общевойсковую «эпопею» с отдельным командованием.

Почему варшавские власти заинтересованы в сохранении слабого, раздираемого внутренними противоречиями и полностью зависимого от Запада киевского режима, готового во имя собственного сохранения поступиться национальными интересами народов этой республики? С точки зрения долгосрочных целей им выгоден такой немощный, послушный сосед, поэтому поляки, размышляют эксперты, не просто «заинтересованы» в этом, но и многое делают для того, чтобы добиться желаемых результатов.

Ведь именно для того, чтобы «нанизать» коррумпированную властную структуру во главе с Петром Порошенко на прочный политический крючок, дискредитировать ее неонацистские ценности и ориентиры в Варшаве принимается закон об уголовной ответственности за пропаганду и обеление преступлений Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА), а факт кровавой Волынской резни объявляется геноцидом против польского народа.

Все это, разумеется, имеет отношение не только, как официально заявлено, к утверждению и сохранению «исторической памяти», но и направлено главным образом на подготовку и формирование общественного мнения в Европе к предъявлению серьезных территориальных и материальных претензий украинской стороне со стороны Варшавы. В этом, очевидно, и скрывается «сермяжная правда», которую польские власти до поры-до времени из конъюнктурных не хотели бы широко афишировать.

Но это и без того понятно, коли уж нынешние власти Киева без стыда и совести «почитают» себя правопреемниками ОУН-УПА, а их главарей Степана Бандеру и Романа Шухевича – «национальными героями», которых следует, мол, возносить и прославлять. Поэтому процесс постепенного территориального и политического распада Украины польские власти наверняка постараются использовать в своих интересах, вопрос, полагают эксперты, может заключаться лишь в выборе «удобного» времени и подходящей стратегической ситуации в регионе. Если, к примеру, у киевского режима «хватит ума» развязать войсковую операцию против Донецкой и Луганской народных республик, то, утверждает западная пресса, он может получить и второй, то есть западный фронт. Ситуация, конечно, в значительной степени, гипотетическая, но националистически настроенных поляков может не остановить и то соображение, что она, «эта ситуация» может быть на руку Донбассу и даже, разумеется, России. Но и на такие политические «издержки» поляки, преследующие долгосрочные интересы, могут, разумеется, пойти.

Так, известный в Киеве политолог Владимир Скачко убежден, что в Польше сохраняются и крепнут подспудные имперские настроения, а события внутри Украины и вокруг нее их заметно подогревают. В качестве подтверждения он приводит недавнее решение Варшавы разместить символы Львова и Вильнюса на новых банкнотах, которое, правда, потом не без скандала было отменено, хотя смысл этого политического жеста для обеих сторон был очевидным и прозрачным.

В Польше, утверждает Владимир Скачко, многие влиятельные политики, что называется «спят и видят», когда же в состав этого государства можно будет вернуть не только украинскую Галичину со Львовом, Тернополь и Ивано-Франковск, но и литовскую столицу Вильнюс. Эти «исторические боли» напоминают им о том, что когда-то Речь Посполитая временно покрывала территорию «от моря до моря» и что сейчас, мол, подходящее время для того, чтобы хотя бы частично восстановить ее былое территориальное и политическое величие.

По словам украинского политолога, «многие поляки до сих пор воспринимают западную часть украинского государства, которую они называют Восточными Кресами, как историческое недоразумение». Не случайно, конечно, что один из активных участников политических шоу на российских телеканалах, известный польский журналист Якоб Корейба в ходе одной из дискуссий резко отмахнулся от правомерности украинских интересов и позиций в Европе, заявив, что судьба этой страны на Западе никого всерьез не заботит. По существу такого рода аналитики не только вольно-невольно озвучивают настроения власть предержащих в той же Польше, но и зондируют реакцию европейской общественности относительно варшавских намерений.

Давно не являются большим секретом царящий на континенте пессимизм, касающийся будущности Украины, где не исключен и вариант ее радикального развала. По словам упоминавшегося политолога Владимира Скачко, уже не только Польша, но и Венгрия с Румынией сейчас прозрачно обозначают, какие территории они хотели бы отторгнуть от нынешней Украины, то есть «получить «назад» то, что было так или иначе «подарено» Киеву в советский период. Если в Варшаве умы будоражит судьба Восточных Кресов, то власти Бухареста претендуют на «воссоединение» с Буковиной и Южной Бессарабией, а в Будапеште с надеждой взирают на все Закарпатье.

Эксперты обращают внимание на то, что в среде польских националистов в последнее время стало хорошим тоном отрицать наличие за жителями западных областей Украины собственно национальной идентичности и украинской субъектности. Граждан Волыни и Галиции без их ведома и согласия в соседней стране «записывают» в поляки, утверждая, что «они считают себя украинцами по недоразумению». Почему, возникает вопрос? А потому, что киевская политика насильственной украинизации всего и вся ослабила их память о собственных корнях, но которые не могли быть безвозвратно утрачены. Не случайно же, эти украинские края в польском законе «о национальной памяти» именуются не иначе, как «Восточная Малопольша», что не требует дополнительных комментариев, поскольку территориальные притязания в данном случае обретают и законодательное «обрамление».

В этих условиях варшавские власти в массовом порядке раздают в последние годы украинским жителям Волыни и Галиции («Восточных Кресов» – В.Б.) «карты поляка», которые являются чем-то вроде вида на жительство и которые дают их обладателям фактически все права гражданина Польши, кроме права избираться и быть избранным на государственные посты. В Польше, пишут западные газеты, сейчас постоянно работает свыше двух миллионов украинцев, большинство из которых являются выходцами как раз из двух упомянутых областей. Поэтому их полная польская ассимиляция и осознание себя гражданами Восточных Крессов становится лишь вопросом времени, тем более, что этих граждан беспокоят в основном вопросы стабильности и социальных гарантий, чего от Киева им ждать не приходится.

Власти Венгрии в этой политике – «реанимации» исторической памяти продвигаются не менее энергично и успешно, чем даже поляки. Проживающие пока еще в украинском Закарпатье венгры в массовом порядке и беспрепятственно обеспечиваются паспортами государства Венгрии. То есть де-факто они становятся его полноправными гражданами, и это государство теперь обязано защищать их интересы и социальные права, а также гарантировать полную безопасность, если, скажем, развитие внутриполитической ситуации на Украине станет представлять для них реальную угрозу.

Некоторые западные эксперты считают, что в подоплеке нынешних «тревожных» отношений между Киевом и Варшавой существенную роль играет и экономический фактор. Эти пробные шары, связанные с принадлежностью территорий, отмечают эксперты, являются и подготовкой к тому, чтобы по реституции получить назад то, что когда-то принадлежало полякам в том же Львове, Тернополе или на Волыни. Ведь киевские власти, подписав соглашение об ассоциации с ЕС, сами подставили себя под действующее в Европе соглашение о реституции. Так что, уже сейчас активисты так называемого «общества кресовян» подготовило иски украинским властям на 5 млрд. долларов.

Последние горячие перебранки между высокими дипломатами обеих сторон лишь подтверждают растущую напряженность и недоверие в польско-украинских отношениях, а декларируемая на публику «дружба и взаимопонимание» всего лишь неуклюжая попытка не выносить «сор из ветхой избы». К примеру, глава украинского МИДа Павел Климкин заявил недавно, что, «если некоторые польские политики и дальше будут настаивать на запрете Степана Бандеры и ОУН-УПА, то они, прежде всего, должны запретить Юзефа Пилсудского с его жестокой «пацификацией» украинской Галичины, а также Армию Крайову, чьи отряды осуществляли кровавые карательные акции против украинских сел».

Даже в мощную подзорную трубу здесь невозможно разглядеть какой-либо «дружбы и взаимопонимания» между властями Киева и Варшавы, поскольку конструкция их отношений держится лишь на конъюнктурных политических расчетах, где каждая из сторон держит за пазухой увесистый камень.

Виктор Барсов, публицист

Специально для «Авесты» и БиП