18
Января Четверг
−5°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 8.8238
  • image description EUR 10.7792
  • image description RUB 0.1560
  • image description Brent 69.18
  • image description WTI 63.75
  • image description Золото 1,333.69
  • image description LME.Alum 2,189.00
  • image description CT 81.15

Как поляки хотели бы «урезать» Украину

27 декабря 2017, 11:21

Avesta.Tj | 27.12.2017 | Повышенное внимание, которое уделяет Польше атлантический военный союз (НАТО) во главе с американцами, судя по всему, у властей этой страны создает впечатление некой исключительности и особой роли в Европе, вплоть до попыток ревизии в свою пользу послевоенных границ на континенте, зафиксированных державами-победительницами на Ялтинской конференции.  Когда американская бригада, саркастически пишет норвежское издание «Steigan blogger», полностью укомплектованная танками, бронетранспортерами, самоходными орудиями и прочим военным снаряжением, была введена недавно на территорию  Польши, то  правящая варшавская элита впала в политическую эйфорию, граничащую с  утратой чувства собственного достоинства и национальной гордости.

Экстравагантный и,  судя по всему,  плохо осведомленный в истории собственной страны, польский министр обороны Антоний Мацеревич разразился тирадой в том смысле что  теперь больше нет установленного в конце Второй мировой войны мирового порядка, который, как выясняется, был основным препятствием к созданию Речи Посполитой, что называется,  от моря – до моря. В его голове нет мысли о том, что нынешняя Польша обязана своим существованием именно «итогам» этой самой войны, в развязывании которой Варшава сыграла подстрекательскую роль. И если бы не освободительная миссия Советского Союза, то о Польше в Европе могли бы уже давно забыть.

Но теперь другие времена и другие песни.  В Польше оживают  мощные реваншистские силы, которые хищным взором окидывают границы соседних государств. Особенно в этом смысле достается Украине, которая тоже, как известно, четверть века тому назад входила в состав Советского Союза, следовательно,  имеет «некоторое отношение» к сложившейся  с Варшавой границей, в пределах которой полякам  теперь становится тесно и неуютно.

Как же иначе: требуется место  для комфортного размещения на своей территории и войск НАТО, и американских систем ПРО, а также появляется необходимость в раздольных площадях для постоянных учебных маневров атлантистов, добивающихся «шенгенских» условий для перемещения своих солдат и танков по матушке-Европе. Дел и задач – полон рот, а земли маловато.  Поэтому у  националистов Польши, как в правительстве правой ориентации, так и среди явных фашистов, воспламеняется мечта  о «Великой Польше», в случае реализации которой, отмечают эксперты, замаячит уния с Литвой.

Ничего, кстати, фантастического и фантасмагорического в этих замыслах и  нет. Сейчас уже канул в историю  Советский Союз; поэтому если Варшава  захочет получить назад свои «восточные земли»,  то это может состояться  за счёт территорий Литвы,  Украины, Чехии, Словакии, а также Белоруссии. Нельзя исключать, что теневую и не последнюю роль в этом могут сыграть ключевые государства НАТО, которые последним рубежом для защиты Европы от «восточной угрозы» считают все-таки не киевский режим и расколотую Украину, а именно Польшу.

Внешне приличные, а местами и  «дружеские» отношения, правда, на русофобской почве, которые порой демонстрируют власти Варшавы и Киева, в любой момент могут перерасти в серьезные и конфликтные стычки между этими странами  по поводу принадлежности Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Волынской и Ровненской областей, которые были присоединены к Украине, когда та была в составе СССР. Самый «мягкий» вариант, который может быть реализован в этом вопросе, – это полное удовлетворение польских требований к Киеву  о компенсации «утраченных» Варшавой этих территорий в результате присоединения их к Украинской ССР. Но всем понятно, что для украинских властей это непосильная задача, если даже они весь чернозем республики до основания вывезут в Европу.

Поэтому в Киеве с таким напряжением и раздражением получают регулярно доносящиеся из Варшавы сигналы и намеки по «территориальному вопросу», которые озвучиваются порой на самых высоких уровнях. Так, на днях с трибуны Сейма польский президент Анджей Дуда призвал всех  граждан  республики «быть готовыми к борьбе за возвращение бывших польских земель, где наши соотечественники продолжают подвергаться гонениям и унижениям со стороны уже нового украинского руководства». Если современная Украина осуждает действия СССР, подчеркнул он,  то «это государство должно добровольно вернуть земли Польши, принадлежащие ей до 1939 года. Мы уже проводим определенную работу по возвращению Полесья, Галиции и Волыни и нам необходима поддержка всего населения польской республики».

Подобные планы и намерения действительно имеют поддержку у части польского населения,  всерьез обсуждаются на общественных форумах  и в социальных сетях. Газеты пишут об активной работе в стране  организации «Реституция Кресов» (польских земель), активисты которой собрали  уже 600 пакетов документов для обращения в международный суд, а еще 1200 находятся на стадии рассмотрения и подготовки. «Кресы» организуют просветительскую кампанию по территориальной тематике в Люблине, Пшемысле, Хелме, Вроцлаве и других городах, где живут потомки бывших жителей города Львова  и других городов Восточной Галичины, отошедших после Второй мировой войны к Украине.

Недавно газеты страны писали о том, как в международном аэропорту Варшавы появились билборды (щиты) с картами республики, на которых ее восточная часть была изображена в границах 1939 года и включала так называемые Восточные Крессы, ныне входящие в состав Литвы, Белоруссии и Украины. В ответ на болезненную реакцию Киева, польская сторона разъяснила, что карты были выставлены  «в образовательных целях», чтобы, дескать,  показать, какой «большой» была Польша перед Второй мировой войной. Этот факт, замечают эксперты,  означает, что в польском обществе не забыли о том, кому раньше принадлежали Восточные Крессы  и не готовы мириться с их утратой.

Ностальгия поляков по «Крессам» в первую очередь касается территорий,  входящих теперь в состав Литвы и Украины. До войны там находились одни из самых крупных в Польше  городов. Скажем,  Вильнюс был пятым по величине городом страны, где  литовцев насчитывалось не более 6 процентов, а город Львов был третьим по величине, в котором украинцев было  всего лишь около 8 процентов всего населения. Более того, не только официальная Варшава, но и общественность  Польши возмущены той «национальной» политикой, которую проводят официальные власти  Вильнюса и Киева, В Литве, как известно,  идет процесс  насильственной ассимиляции  польского меньшинства, а на Украине поднимает голову неонацизм, поощряемый киевским режимом. Не случайно,   национальными героями Украины  стали бандиты  Бандера  и Шухевич, повинные  в организации массовой резни поляков на Волыни, жертвами которой стали до 80 тысяч мирных жителей края.

В этих условиях власти Варшавы, имеющие поддержку довольно значительной части общественности страны,  не теряют надежды на возврат «утраченных» территорий, пользуясь в этом смысле «молчаливым» нейтралитетом со стороны европейских и американских партнеров. Продолжающийся на Украине  после государственного переворота гражданский конфликт, стремление восточных областей республики к независимости от киевского режима, – все это рассматриваются националистическим сообществом в Польше в качестве предпосылок для раздела Украины и возвращения «утраченных территорий».

Более того,  националистические круги Польши, которые все увереннее чувствуют себя в этой стране под поощрительным  оком атлантистов, уже не скрывают,  что  воспринимают Украину как искусственно созданное государство, которое в его нынешнем состоянии не имеет самостоятельного будущего, а может быть только придатком Запада.  Как считает  идеолог польского национализма Роман Дмовский, имеющий авторитет и влияние в правящей элите своей страны, убежден, что независимая Украина «стала бы язвой на теле Европы».

Виктор Барсов, публицист

Специально для «Авесты» и БиП