20
Августа Воскресенье
+31°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 8.8095
  • image description EUR 10.3424
  • image description RUB 0.1457
  • image description Brent 52.72
  • image description WTI 48.51
  • image description Золото 1,284.13
  • image description LME.Alum 2,062.00
  • image description CT 67.28

Киев-Минск: Дружба по расчету?

28 июля 2017, 09:52

Avesta.Tj | 28.07.2017 | В западной прессе все еще не стихают «бурные аплодисменты» по случаю недавнего визита в Киев белорусского президента Александра Лукашенко, которого украинская сторона принимала как самого надежного и преданного друга и брата. Комментарии в ней в основном сводятся к тому, что обе стороны, будто бы, задались целью в очередной раз продемонстрировать свою полную независимость от Москвы, решимость совместными усилиями обеспечить безопасность и территориальную неприкосновенность своих государств.

Наверняка, как западных, так и украинских аналитиков впечатлила риторика Александра Лукашенко о том, что Белоруссия «никогда не станет источником дестабилизации и плацдармом для атаки на Украину». Это прозвучало весьма убедительно, тем более в контексте, когда такой угрозы для Киева в природе не существует. Правда, еще раньше украинский министр обороны Степан Полторак «напугал» всю Европу своими провокационными высказывания насчет того, что запланированные на сентябрь этого года белорусско-российские учения «Запад-2017» могут, якобы, «стать началом российской агрессии, как против Киева, так и против любой западной страны».

В том же духе высказался в интервью Reuters командующий войсками США в Европе Бен Ходжес, заявивший, что речь может идти о «троянском коне». Генерал испугался, что после учений «Россия может оставить на территории Белоруссии часть вооруженных сил для других операций». Каких именно, не уточнялось, но это, как говорится, и «ежу понятно», когда киевские власти цинично и беззастенчиво трубят о том, что из последних сил сдерживают «агрессию России» против Европы. Правда, сам президент Александр Лукашенко не использовал хорошую возможность, чтобы без посредников объяснить высокому украинскому визави, что маневры вооруженных сил Союзного государства носят плановый характер и в значительной степени вызваны опасной активностью военной машины НАТО у его границ. Посчитал, видимо, что это не имеет прямого отношения к программе визита и может лишь испортить атмосферу «дружбы и взаимопонимания».

Но с другой стороны, задаются вопросом эксперты, можно ли говорить о том, что переговоры высокого минского гостя с Петром Порошенко хоть как-то подвигли киевский режим к политическому урегулированию гражданского конфликта в собственной стране? Или, скажем, к «неожиданному» осознанию национальных интересов Украины отнюдь не в «интеграции и солидарности» с НАТО и не в регулярных военных учениях с американцами в Черном море? Или, к примеру, получил ли минский президент от своего коллеги ответы на вопросы о том, когда же Украина станет оазисом мира и стабильности в центре Евразии, а ее власти откажутся от политики «антитеррора» в отношении Донецка и Луганска?

К сожалению, всерьез говорить на этот счет не приходится, поскольку этим ключевым вопросам высокие стороны уделили самое минимальное и поверхностное внимание. Стоит, наверное, отдать должное президенту Петру Порошенко хотя бы за то, что нашел в себе мужество подтвердить «безальтернативность минских договоренностей» по украинской проблеме, а президенту Александру Лукашенко за готовность оказать любое конструктивное содействие для их реализации.

Украинские аналитики, например, считают, что президенты «дружественных стран» на самом деле пытались извлечь из факта визита Александра Лукашенко преимущественно собственные, односторонние выгоды, о чем публично говорить не принято, но что по определению замаскировать невозможно. Демонстрируя «показательную дружбу» с киевским режимом, полагают западные эксперты, минский лидер посылал эффективный сигнал Западу о том, что сохраняет свою точку зрения на причины украинского кризиса и возможности его разрешения. Это, по его расчетам, может способствовать и полному восстановлению отношений Минска с ЕС и США, где из политического лексикона постепенно изымается клеймо «последнего диктатора Европы».

В основном именно вследствие посреднической роли белорусских властей в создании соответствующих политических условий для запуска «Минского процесса». Поэтому такими необходимыми представляются Александру Лукашенко новые демонстрации его солидарности с борьбой властей «незалежной» с так называемыми сепаратистами и повстанцами на востоке, которые, по утверждению западных пропагандистов, пользуются поддержкой Москвы.

Не вполне четкой и однозначной остается точка зрения белорусского руководства и на Крым, который в результате государственного переворота в Киеве и возрождения там призраков неонацизма народным волеизъявлением был возвращен в состав России. В некоторых своих публичных выступлениях Александр Лукашенко признает полуостров «уже российской территорией», что, конечно, не может нравиться ни киевскому режиму, ни его западным патронам. Однако на этот счет возникает и немало вопросов, когда на июльской сессии Парламентской ассамблеи (ПА) ОБСЕ четверо из шести депутатов от Белоруссии голосовали за резолюцию, которая содержала пункты, осуждающие «агрессию России против Украины» и «временную оккупации Крыма и Севастополя».

Кто поверит в то, что эти депутаты из Белоруссии осмелились бы проголосовать за антироссийскую резолюцию в ПА ОБСЕ, если бы не имели на это соответствующее «добро» лично от президента?! Этот красноречивый факт, полагают эксперты, подвергает серьезному сомнению принципиальность белорусского «батьки», когда речь заходит о принадлежности полуострова. Причем раздвоенная позиция Минска по этому вопросу в большей степени, конечно же, раздражает и озадачивает украинскую сторону, «вожди» которой не оставляют надежды силой оружия вернуть эту территорию под «киевское небо».

В попытке как-то «успокоить» официальный Киев высокий гость старался подчеркнуть «особое братство» народов Украины и Белоруссии, акцентируя внимание своих партнеров на том, что Минск «не дружит против кого-то». Не случайно во время визита он возложил цветы не только к Могиле Неизвестного солдата в Киеве, но и к мемориалу жертвам «голодомора». Эксперты обратили внимание на то, что союзнические связи с Россией белорусский президент старался не афишировать, поставив ее в своей речи в один ряд с другими — равнозначными партнерами. Об этом как раз свидетельствует его «сообщение» о том, что у Белоруссии «хорошо развивается региональное сотрудничество с Россией, Китаем, другими крупными государствами».

В западной печати такая «осторожность» в демонстрации особых отношений с Россией вызывает позитивную реакцию, поскольку, как считают европейские эксперты, тем самым Александр Лукашенко дает понять, что понимает и остерегается своей «чрезвычайной зависимости» от Москвы и не прочь ее ослабить за счет конструирования неких противовесов. И это вопреки тому, что такая «зависимость», несомненно, обеспечивает стратегическую и экономическую безопасность его власти, а также сохраняет хотя бы «пропагандистские контуры» Союзного государства, что с точки зрения экономики чрезвычайно выгодно для Минска.

Киевский режим, понятное дело, придает результатам визита белорусского президента явно преувеличенное значение, выдавая порой желаемое за реальное или свершившееся. Так, украинские пропагандисты утверждают, что для минского президента «было важно добиться определенной поддержки со стороны Киева по дальнейшей нормализации отношений Белоруссии и Запада, и в первую очередь по налаживанию отношений с новой американской администрацией».

По их мнению, Александр Лукашенко и Петр Порошенко, будто бы, совсем не заинтересованы в налаживании диалога или в нормализации отношений Вашингтона и Москвы, поскольку озабочены собственными стратегическими и экономическими целями, которые могут противоречить или не совпадать с потайными замыслами ныне «дружественных сторон». Сейчас для них важно, чтобы текущие российско-американские отношения оставались на таком же низком уровне, в таком же напряженном состоянии, поскольку оставляют для Киева и Минска возможность конъюнктурного маневра между Россией и США.

Оставив на совести украинских пропагандистов эту «правду», заметим, что минские власти не отрицают важности разрешения украинского кризиса, но не в ущерб интересам своего главного и естественного союзника – России, как и не за счет сворачивания отношений с нынешним – пронатовским режимом в Киеве. По словам министра иностранных дел Белоруссии — Владимира Макея, его страна «страдает из-за этого конфликта», прежде всего потому, что «существуют взаимные санкции между Россией и Европейским союзом». Более того, в Минске есть опасение того, что бациллы «киевского майдана», безудержного национализма могут «когда нужно» легко перекинуться на территорию Белоруссии, которая имеет с соседней страной открытую границу в 1084 км. Как известно, по территории Украины, «гуляют» порядка 3-4 млн. единиц незарегистрированного оружия, которое в одночасье может оказаться в «братской стране» и использовано для установления там «демократических порядков».

Видимо, такого рода сомнения наводят экспертов и на крамольную мысль о том, что результаты визита Александра Лукашенко в Киев не дают серьезных оснований утверждать, что он стал «самым близким» другом Украины, поскольку это не соответствует действительности. Просто стороны с учетом своих имеющихся противоречий с Россией попытались из этого извлечь для себя политическую выгоду, чтобы потом выгодно ее продать западным «демократам». Но из этого мало что получилось, хотя бы потому, что у минских властей есть союзнические отношения с Москвой, а киевский режим отдал себя на откуп НАТО и Евросоюзу.

Виктор Барсов, публицист

Специально для «Авесты» и БиП