18
Ноября Суббота
+8°C Душанбе
  Последние аудио новости
  • image description USD 8.8214
  • image description EUR 10.4084
  • image description RUB 0.1466
  • image description Brent 62.72
  • image description WTI 56.55
  • image description Золото 1,292.42
  • image description LME.Alum 2,104.00
  • image description CT 69.35

Время генерирует деньги

12 января 2007, 18:04

В 35 номере газеты «Факты & Комментарии» московский эксперт газеты Дмитрий Верхотуров опубликовал свою версию причин нестабильного роста Валового внутреннего продукта в Таджикистане. Автор – ученый-экономист излагает свое видение по проблеме ВВП.
В переводе с таджикского на русский язык ВВП (Махсулоти Умумии Дохили) получается «Валовая внутренняя продукция», поэтому автор неоднократно предлагал называть ВВП по-таджикски «Махсули Нохолиси Дохили». ВВП – это вновь созданная стоимость и на уровне страны она называется продуктом, но говорить «продукция» никак нельзя.
Это логическое сравнение дано мною, чтобы допустить версию о том, что кто-то думал по-таджикски, а излагал на русском, предлагая руководству цифровую динамику ВВП страны за ряд последних лет. Видимо в таком виде она попала в отчет Мирового банка, откуда и была заимствована Д. Верхотуровым.
В опубликованной динамике ВВП за последние годы, выставленные цифры логически не сопоставимы. Например, в 2005 году ВВП составил $2,83 млрд. долларов, в то время когда его объем в 2000 году составлял всего $0,99 млрд. долларов.
Разве ВВП за этот период возрос в 2,86 раза? Такой рост невозможен ни в одной развитой стране мира. Разумеется, официальные данные правительства РТ другие, но автор и газета не виноваты в том, что кто-то подготовил такие цифры.
Обычно правительственные органы рассчитывают ВВП по рыночной цене. ВВП ими определяется и в сопоставимых постоянных ценах. Например, чтобы определить его рост в 2005 году, его исчисляют в ценах 2004 года, сопоставляют и выявляют увеличение или уменьшение.
Следует сказать, что эти два способа расчета не являются причиной «нестабильного роста» ВВП, что было отражено в цифровой динамике. Кто–то результаты одних расчетов явно спутал с другими.
По просьбе мировых финансовых центров по каждой стране ВВП может исчислен на основе паритета покупательной стоимости (ППС) национальной валюты. То есть рыночные цены товаров, включенных в потребительскую корзину (ПК) одной страны, могут быть сопоставлены с аналогичными ценами товаров в другой стране, что позволяет определить уточненный валютный курс, к примеру, сомони к евро или доллару.
В свою очередь уточненный валютный курс используется для более точного перевода ВВП из национальной валюты в доллары США, чтобы исчислить сравниваемый с другими странами мира показатель развития экономики.
Зачем производить исчисление ВВП на базе ППС? Чтобы в уточненной форме показать потребление населением ВВП из–за относительно низких цен на потребительские товары. Уместно будет сказано, что за один доллар в Люксембурге можно купить один хлеб, в Таджикистане – семь буханок хлеба. Разумеется, что в первой стране средняя зарплата в десятки раз выше, чем во второй.
По Таджикистану в 2005 году ВВП составил 7,2 млрд. сомони и если эту сумму разделить на $2,83 млрд., получим валютный курс 2,544 сомони за $1. Видно, что он меньше, чем 3,113 сомони за $1, который официально был использован в конце 2005 года.
ВВП 2005 года в размере 7,2 млрд. сомони можно разделить на 3,113 сомони, и получим ВВП в долларах в размере $2,313 млрд. Когда ВВП в объеме $2,83 млрд. и $2,313 млрд. долларов разделим на население в количестве 7,0 млн. человек, то получим среднедушевую сумму ВВП соответственно $ 404,3 и $ 330,4 долларов.
Читатель может спросить какая из них верная? Обе эти цифры могут быть использованы, когда необходимо принимать решения. Но только в динамике по всем годам ВВП должен быть показан или только в сопоставимых ценах, или только в исчислении на базе ППС, несмотря на то, что речь идет об одном показателе.
Я согласен с предположением, что в Таджикистане «после 1997 года начался постоянный экономический рост». Но никак не могу согласиться, что начало роста ВВП было связано с завершением гражданской войны. Также не разделяю утверждение Д. Верхотурова, что «экономический спад происходит не во время гражданской войны, а сразу после нее, в течение 2-5 лет».
Ставка рефинансирования – это нижняя цена кредита. Последний есть составная часть инвестиций. С вводом в мае 1995 года национальной валюты, ставка рефинансирования в стране сделала не поддающийся здравому смыслу скачок.
С июня 1995 года Госкомиссия по вводу национальной валюты подняла ставку рефинансирования со 100% до 250% годовых. Это означало, что сторона, получившая кредит в один миллион сроком на год, должна была вернуть его в размере 3,5 миллиона.
Повышение ставки рефинансирования привело к увеличению цены кредита, в результате чего он стал недоступен среднему и мелкому бизнесу и поэтому в целом падение ВВП углублялось.
Автор этих строк, как представитель одного из акционерных банков, в 1995- 1998 годы участвовал в кредитных аукционах, проводимых в Национальном банке Таджикистана, и был в числе тех, кто обосновывал необходимость снижения цены кредита – единственного тогда в РТ элемента инвестиционных вложений.
Ставка 250% действовала до 1997 года, потом на кредитных аукционах её снизили до 180%, 120%, 72%, 56%, 42% годовых и в мае 1999 года она снизилась до уровня 20% годовых (газета: Вечерний Душанбе, 16.01.2004).
С 1998 года в Таджикистане правительственные органы фиксируют рост ВВП по сравнению с предыдущим периодом: в 1999 году – 13,1%; 2000 – 8,3%; 2001 – 10,2%; 2002 – 9,5%; 2003 – 10,2%; 2004 – 10,6% и в 2005 – 6,7%.
Д. Верхотуров считает, что после того, как заработала крупная промышленность и энергетика, это дало в 2004 году прирост ВВП в 1,5 раза.
Выше отмечено, что рост ВВП в 2004 году составил всего 10,6%. И этот рост был достигнут благодаря усилиям Э. Рахмонова, президента нашей страны, в результате которых в том году приток иностранных инвестиций возрос до 277,3 млн. долларов по сравнению с 31,6 млн. долларами в 2003 году.
Указанные инвестиции стали не только фактором оживления деятельности промышленных предприятий и компании энергетического комплекса, но они были валютным обеспечением среднего и частного бизнеса.
С экспертом Д. Вертуровым согласен, что «страна преодолела затяжной посткризисный провал», однако от себя добавлю, что она уже два года находится, на мой взгляд, в активной инвестиционной фазе.
Верхотуров преувеличивает долю двух отраслей в структуре ВВП, отметив, что «…значение промышленного производства (в первую очередь алюминия и электроэнергии в условиях Таджикистана) резко выросло».
Думаю, что эти две отрасли оказывают пока незначительное влияние на рост ВВП, хотя это важные отрасли, дающие и рабочие места, и иностранную валюту для выполнения страной международных расчетов.
Электроэнергетика не оказывает подобающего влияния на рост ВВП, так как в РТ самая дешевая по сравнению с другими странами электроэнергия, что является приоритетной социальной политикой нашего президента.
Таджикский алюминиевый завод в условиях сужающегося мирового кольца конкуренции (считай, что преграды) несет очень большие расходы по глинозему и электроэнергии. Отмечу, что в состав ВВП эти расходы не входят.
Чтобы точнее судить о ВВП, следует проанализировать его производство не в разрезе отраслей, а по составляющим элементам. Наша экспертная оценка показывает, что значительный рост ВВП в Республике Таджикистан связан с:
– имущественным и валютным арбитражем, особенно с недвижимостью;
– ростом стоимости в строительном комплексе, транспортных (частных) услугах и услуг по питанию;
– увеличением стоимости за счет покупки и перепродажи оргтехники, канцелярских принадлежностей, фруктов, овощей, картофеля и других товаров потребления.
То есть очень большое количество граждан РТ заняты в бизнесе в названных мною отраслях, товаров, видов услуг и, следовательно, получают доходы (часть ВВП), большая доля которых в целом по стране идет только на их потребление.
Если применять проверенную опытом человечества идею, что «…время генерирует деньги», то можно отметить, что денежные переводы и гуманитарная помощь, поступившие в течение года в РТ из других стран, также влияют на рост ВВП.
Так, денежные переводы из зарубежных стран поступили в 2004 году – $260,5 млн., а в 2005 году – $469,7 млн. долларов. Эти деньги являлись важным элементом инвестиций по превращению товаров в Таджикистане в деньги + прибыль. Последняя и входит в ВВП.
Несмотря на то, что аграрный сектор в первоначальном виде занимает в составе вновь созданной стоимости не очень высокий удельный вес, но явно определенная часть ВВП в стране создается на бизнесе (в спекулятивной форме) продукции сельского хозяйства.
Фрукты, овощи, картофель и другие виды продукции аграрного сектора минимум и в среднем 2,5 раза переходят из рук в руки бизнесменов, прежде чем они будут потреблены.
Скажу, что многим из 30 тысяч фермерских хозяйств не выгодно месяцами тратить время на реализацию своей продукции. Каждый бизнесмен добавляет к цене свой доход и поэтому в стране названные виды продукции сельского хозяйства по стоимости в 1,5-2 раза выше, чем в других странах.
Мелкий и средний бизнесмен, добавляя к цене товаров свой доход в размере 10-30%, с полученной суммой идет покупать, например, для себя и членов семьи одежду, обувь, строительные материалы и другие товары иностранного производства.
Следует также учитывать, что доля прочих иностранных товаров к общей сумме импорта по стране составляет не менее 50%, поэтому определенная часть ВВП, создаваемая в ходе реализации в РТ импортных товаров, остается в других государствах до того, как они будут проданы и она является фактором нестабильности темпов ВВП.
Вышеназванные мною факторы роста ВВП перейдут во вторую ступень лестницы, когда в стране правительство, бизнесмены и каждый из нас создадим большое число обдуманных рабочих мест, где рождается новая стоимость, ценность.
Данная публикация предоставлена в рамках дискуссии по поднятой проблеме. Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Холмахмад Азимов,
кандидат экономических наук
ОБ АВТОРЕ:
Окончил в 1975 году экономический факультет Таджикского аграрного университета (ТАУ), работал преподавателем.
С 1978 года по 1981 год – аспирант кафедры финансов и учета Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева и в октябре 1981 года при Московской финансовой академии им. Плеханова защитил диссертацию по финансированию технологии аграрно-промышленных предприятий.
В 1986-1999 годы – начальник финансового отдела Душанбинского Агропрома.
В феврале 1990 года был избран народным депутатом, а в 1991 года назначен председателем Госкомстата РТ.
С 1994 года по 2005 год работал в банковской сфере специалистом по кредитам и инвестиционным проектам.
С сентября 2005 года по настоящее время – доцент РТСУ. Автор двух книг и более 70 научно-популярных статьей.