2
Июля Четверг
+25°C Душанбе
  Последние аудио новости

Р. Зойиров: Уголовно-исполнительное законодательство у нас лучше, чем в США…

1 декабря 2006, 17:22

Изоляция преступника от общества – ограничение его свободы, что само по себе уже наказание.
«Гуманизм в отношении общества – это изоляция от этого общества людей, преступивших закон. В свою очередь и общество должно гуманно относиться к преступнику: это Человек, и поэтому, находясь в местах лишения свободы необходимо создать для его содержания человеческие условия» – считает Рахматилло Зойиров,- председатель Юридический Консорциум Таджикистана, лидер Социал-демократической партии Таджикистана.
– Возможна ли в Таджикистане в настоящее время замена смертной казни на пожизненное заключение?
– Нет, невозможна. Нет соответствующей материальной базы для содержания людей, осужденных на длительные сроки, а также для осужденных пожизненно. Если нет элементарных человеческих условий содержания преступников, осужденных по статьям Уголовного кодекса РТ не предусматривающим пожизненное заключение, то, что говорить об осужденных пожизненно?
Применение какой-либо меры наказания не должно нести в себе мучения, лишения и т.д. Каким бы ни был преступник к нему должны относиться по-человечески. В юриспруденции есть принцип гуманизма. Если общество не будет гуманно относиться к преступнику, имеющему достоинство, то грошь цена нам, с точки зрения, как наших законов, так и правил проживания на нашей земле.
– Из госбюджета уходят немалые средства на содержание заключенных. Как Вы считаете за счет чего можно закрыть соответствующую статью бюджета государства?
– На содержание заключенных, в условиях переходного периода, государство тратит немалые бюджетные средства. Поэтому я приветствую законодателей тех стран, которые делают упор на штрафные санкции в отношении граждан, нарушивших закон, нежели на применение к ним такой меры наказания, как лишение свободы.
Если преступления совершены в экономической области, не лучше ли наказывать людей, совершивших их наложением штрафных санкций через судебные инстанции? Что такое «лишение свободы» для такого преступника? Это коррупция, взятки, он будет вынужден тратить определенные денежные средства для того, чтобы выйти на свободу. Используя различные средства для выхода на свободу, такой человек завоевывает определенный авторитет.
Так не лучше ли в отношении такого преступника применить штрафные санкции и ограничить тем самым его попытки продолжить такую деятельность – это с одной стороны. С другой стороны – это пополнение государственного бюджета республики. Вывод напрашивается сам по себе – наложением штрафных санкций мы снизим уровень преступности и одновременно пополним государственный бюджет.
– Недавно в районе Сино была изнасилована трехлетняя девочка, которая умерла. Как Вы считаете, какую меру наказания можно применить к этому человеку?
– Необходимо провести тщательное расследование причин, приведших к смерти данной девочки. И, если при совершении этого преступления человек был невменяем, что лишь усугубляет его вину, то, несомненно, его необходимо оградить от общества. Но, опять-таки, отношение к нему должно быть человеческое. Нужно, чтобы ему была предоставлена работа. Пусть трудится на благо общества в течение всего срока отбывания наказания. И это касается не только данного преступника, а всех, нарушивших закон.
– Как Вы считаете, какие меры необходимо предпринять государству, чтобы снизить уровень преступности в стране?
– Необходимо идти по пути дифференцированного подхода, то есть, за экономические преступления назначать штрафные санкции, за преступления против личности – изоляция от общества, потому что общественная опасность людей, совершивших убийства, разбои и т.д. более очевидна. Также, необходимо учитывать возможность исправления данной категории людей, путем применения к ним обязательного общественно-полезного труда.
Следующее: снизился уровень индивидуальной, групповой и общественной профилактики преступлений, а также, профилактика предотвращения преступлений среди несовершеннолетних. Раньше у нас были инспекции по делам несовершеннолетних, комиссии по делам несовершеннолетних, координационные советы при прокуратурах, которые действительно работали. В настоящее время такая работа практически не ведется.
Хочу отметить, что особый упор государство должно сделать на государственную политику защиты детей. Но, без финансовых возможностей, без тщательного подбора кадров это сделать невозможно.
– Осужденные на длительные сроки заключения, а тем более на пожизненное заключение находятся в особых условиях заключения. Как Вы считаете, человек лишенный надежды на освобождение, останется при этом Человеком?
– Человек, лишенный свободы на всю жизнь, не имеющий надежды на освобождение или какие-то стимулы в законодательстве и т.п., этот человек теряет интерес к жизни, ему все равно – будет он жить дальше или нет. Такой человек, соответственно, будет дезорганизовывать работу исправительных учреждений, он не будет подчиняться персоналу, если его не заставят подчиниться силой, при этом он рано или поздно потеряет человеческий облик.
Имеющий какую-то надежду будет стараться освободиться. Например, если богатого бизнесмена осудили на пожизненное заключение, он будет стараться любыми путями подкупить администрацию мест лишения свободы, систему прокуратуры, суда, он сделает все, для того, чтобы освободиться.
Предположим другой вариант выхода на свободу. Например, человек осужден пожизненно, но, занимаясь общественно-полезным трудом в течение 10-15 лет, не совершающим каких-либо правонарушений – такому человеку можно гарантировать освобождение. А когда человек не имеет надежду на освобождение, даже в пожилом возрасте, он становиться агрессивным и тогда к этому человеку лучше применить смертную казнь.
– В каких условиях содержатся, допустим, осужденные на пожизненное заключение в США и в каких условиях содержатся, осужденные на длительные сроки, либо на пожизненное заключение в Таджикистане?
– Условия содержания таких заключенных, конечно, отличаются. В американских тюрьмах, осужденные пожизненно не имеют возможности увидеть небо сквозь решетку, таковы их условия. У нас же ситуация иная – осужденные пожизненно находятся в отдельных камерах с окошком, через которое они имеют возможность увидеть хотя бы небо. Но, при этом, американские заключенные имеют возможность смотреть телевизор, разговаривать по телефону, читать газеты и журналы.
Далее, уголовно-исполнительное законодательство у нас намного лучше, чем в США, так как американская бюрократическая система, в очень длительные сроки рассматривает, например, прошение о помиловании. У них человек может десятки лет дожидаться помилования.
Наше законодательство намного гуманнее, например, в отношении женщин. Наша женщина раньше освобождалась от уголовной ответственности, пока ее ребенку не исполнялось 3 года, сейчас этот срок увеличился до 8-ми лет. Если наша женщина беременна – она не осуждается. Если она имеет грудного ребенка, она тоже не осуждается, по истечении определенного законом срока. Если осужденная заберемела в колонии или родила ребенка, она также освобождается от уголовной ответственности. Это акт гуманного отношения к нашим женщинам. В Америке, если женщина имеет детей, или рожает в тюрьме, ребенка у нее отнимают и от уголовной ответственности она не освобождается.
Также, в отношении наших женщин смертная казнь не применима. Но при этом в отношениях к осужденным у нас: на первом месте грубое отношение, на втором – взяточничество, а не человеческое отношение. Это требует кардинальных изменений.
Алла ТИЛЛЯЕВА,
Центр журналистских расследований